Социальные сети как площадка для гибридной войны

Социальные сети - это огромная индустрия, которая охватывает почти все сферы реальной жизни человека, а в последнее время все больше на нее влияет, пишет Юрий Лопаев на страницах Тыждень.

Смену власти в Венесуэле весь мир видел как перенос голубой отметки официального аккаунта в Twitter от президента Николаса Мадуро к лидеру оппозиции Хуана Хуайдо. В Украине нового президента избрали не последней очередью из-за успешной кампании в социальных сетях. Вполне логично, что и спецслужбы, и военные перенесли свои баталии на новый фронт.

Незаметный яд

Примеров работы российских силовиков в соцсетях с 2014 года много. В начале так называемой «русской весны» все они имели страницы «народных республик», однако далеко не все эти сообщества были популярными. Например, страница одной из «республик» имела довольно солидное количество подписчиков — более 40 тыс. человек, — но реальных людей среди них было как минимум три десятка. Позже Служба безопасности Украины весьма активно стала блокировать такие ресурсы или задерживать их администраторов. Работу ей осложняло то, что большинство их находилось за пределами территории Украины. В соцсетях не раз возникали, хотя и неудачные, попытки вывести людей на «третий Майдан» под разными предлогами — от курса доллара до тарифов. С недавних атак — активное распространение дезинформации вокруг введения военного положения. В ход шли традиционные тезисы о якобы выводе некоторых подразделений из зоны проведения ООС, разоружения военных, запрет на открытие огня и тому подобное.

Впрочем, были и новинки. Например, немалую огласку получили фейковые сообщения о приказах министра обороны и министра внутренних дел относительно конфискации нерастаможенных европейских автомобилей для нужд указанных ведомств. Как подтверждение в Facebook и «ВКонтакте» гуляли отсканированные копии «приказов», которые содержали как стилистические, так и фактологические ошибки. К примеру, глава оборонного ведомства указывался с военным званием, хотя на тот момент был уже уволен со службы. И умелое сочетание двух резонансных тем (именно тогда продолжались демонстрации владельцев «евроблях») обеспечило определенный успех этой акции. Кроме того, распространялась информация о якобы запрете или прослушивания всех типов коммуникаций граждан спецслужбами, в частности мобильной связи, интернет-мессенджеров и соцсетей. Но сообщение содержало ссылки на государственные органы, которых нет в Украине и которые есть только в России. Адекватная локализация, то есть перевод и адаптация российских Темников к украинским реалиям, всегда была проблемным местом троллей с Ольгино. Уже давно превратились в мемы фразы про «комбата Семена» (вместо Семена (Семенченко). - Ред.) но "Сподивання Савченко" (вместо Надия Савченко. — Ред.). А недавно один из украинских блогеров даже сделал свой «пол-тест» для выявления российских интернет-троллей, в основе которого текст, что кажется бредом для человека со знанием украинского языка. Но если воспользоваться автопереводом на русский (которым часто пользуются "ольгинцы"), он превращается в логическое сообщение. Однако несмотря на определенные успехи по выявлению и противодействию российским спецслужбам, достаточно большая часть информационно-психологических операций остается неизвестной до определенного момента.

«Самые успешные операции те, которых мы не заметили», — так прокомментировал это руководитель Службы по вопросам информационной безопасности аппарата СНБО Валентин Петров. По его мнению, операции в соцсетях невозможно рассматривать отдельно, ведь все они являются частью стратегических действий Кремля. И относиться к борьбе с ними надо так же. Тем более что в соцсетях остается довольно много сообществ, которые отрицают территориальную целостность Украины пытаются распространять сепаратизм. В то же время, по словам Петрова, если есть вещи, связанные, например, с угрозой государственному строю или военным, Facebook реагирует достаточно оперативно и адекватно.

Не обошли стороной кремлевские тролли и главное политическое событие весны в Украине — президентские выборы. До, во время и после гонки в украинском сегменте социальных сетей наблюдается распространение сообщений, которые направлены на максимальную поляризацию общества. При чем во многих случаях речь не идет о реальных сторонников того или иного лагеря или кандидата, часто эту работу выполняют боты. Обнаружить их становится совершенно несложно, ведь тем, кто их создает, часто не хватает фантазии: аватарки или нет, или ее взято со стоковых фотографий-портретов, или это какие-то украинские символы, имя сформировано или по названию населенного пункта, или вообще является комбинацией цифр. Нарративы, которые они распространяют, совпадают с российским видением ситуации в Украине: акцентируется на необходимости федерализации, договоренностей с агрессором, отказ от евроатлантического вектора страны. Неукраинское гражданство таких пользователей можно проследить опять-таки или с проблемами в переводе на украинский язык некоторых слов, что свидетельствует про автоматический перевод, или про незнание определенных деталей государственного устройства в стране.

Виртуозным вариантом работы пропагандистов является создание условно политически нейтральных сообществ, украиноязычных, которые распространяют исключительно юмористический контент. Часто они собирают много подписчиков именно из-за отсутствия политического содержания и легкого непринужденного стиля общения. Но в комментариях к почти всем публикациям таких сообществ создается настоящий шторм с жалобами на "обнищание", "торговлю на крови", "измену" и "плохую власть". Ситуация несколько смахивает на американский сценарий — там тоже российские боты довольно успешно разжигали вражду между представителями разных политических лагерей или сторонниками той или иной стороны общественно чувствительных вопросов, таких как раса, владение оружием, аборты или права меньшинств. При этом "ольгинцы" одновременно поддерживали обе стороны в спорах. Такая тактика может дать неплохие плоды в Украине, которая и без искусственного внешнего вмешательства находится в постэлекторальном разделении. Чем больше споров будет спровоцировано (например, через новый закон), тем выгоднее для России, ведь для Кремля сильная и единая Украина является угрозой.

«Чем больше разногласий удастся создать внутри страны, тем сговорчивее мы будем в последующих переговорах», — так прокомментировал ситуацию Валентин Петров. По его словам, дискредитируя Петра Порошенко или Владимира Зеленского, украинцы бессознательно сами ухудшают позиции собственной страны. Что-то похожее в современной украинской истории уже было: благодаря активным боевым действиям в Иловайске и Дебальцево, а также общественному резонансу и протестам, которые сопровождали наступление российских войск, Москва пыталась улучшить свою позицию в переговорах в Минске. При чем резонанс, который приобрели эти события в информационном пространстве, явно не совпадал с их реальным масштабом, что свидетельствует о искусственное раздувание панических настроений. Теперь вместо огня танков и артиллерии в сторону нашей страны летят виртуальные снаряды, но цель и, главное, результат таких атак вполне похожи.

Новый президент — новые угрозы

Вопрос контроля за информационным пространством и соцсетями приобретает особое значение, если учитывать позицию новоизбранного президента Украины. В одном из своих немногих интервью он настаивал на необходимости максимальной открытости чиновников к прямой коммуникации с населением. Сама идея правильная, по результатам президентской гонки можно сказать, что отсутствие адекватного диалога власти с населением стал одной из причин поражения Петра Порошенко. Даже существующие и неоспоримые успехи его команды были довольно плохо разъяснены людям, что в конце концов обесценило его достижения. В свою очередь, чиновники действительно должны слышать проблемы людей, а не слепо верить «потемкинским» отчетам от подчиненных.

Должна ли именно эта задача в сегодняшних условиях стать первоочередной для нового руководства страны-вопрос дискуссионный. Впрочем, проблема такой коммуникации в том, что ее можно использовать не только на благо, но и для определенного манипулирования общественным мнением. Чем открытее становится система, тем уязвимее она для внешних атак. Сценарии могут быть разные — от тысяч вопросов о наличии проблем (которых не существует в реальности), что формировало негативное настроение для создания информационного шума, который прятал бы реальные полезные запросы населения. Это также требует работы с администрацией соцсетей, чтобы обеспечить верификацию официальных страниц и сделать невозможным создание фейковых клонов. Один твит с реального аккаунта американского президента Дональда Трампа обвалил акции известного производителя вооружения Lockheed Martin, другой чуть не начал ядерную войну против Северной Кореи. Сложно представить масштаб проблемы в разрозненной Украине, если, например, с поддельной страницы весомого чиновника будут распространяться острые сообщения. В сутки deep fake или созданного с помощью искусственного интеллекта видео, которое имитирует заданное лицо (часто речь идет о политиках первого ранга), недооценивать такую угрозу крайне опасно. В то же время необходима и модерация комментариев, которая автоматически вызовет обвинения в цензуре. Нужно понимать и то, что пока не все украинцы пользуются социальными сетями, следовательно, кто-то обязательно будет жаловаться на то, что именно его не услышали.

Кроме того, в имеющихся условиях трудно назвать логичным заявление Зеленского о нецелесообразности блокирования российских соцсетей, ведь, по его словам, украинцы «начали обходить запрет» и дальше ими пользуются. Безусловно, определенное количество пользователей действительно научилось пользоваться дополнительными инструментами ради доступа к привычным сайтам. Впрочем, согласно данным исследования TNS Kantar CMeter, российские ресурсы теряют популярность, и речь не о переходе в VPN. К примеру, в августе 2018-го сайт «ВКонтакте» был на 10 месте в Топ-25, в феврале 2019-го уже на 14-м, а в марте 2019 — на 16-ом. Так же теряет позиции и сайт Mail.ru, который после 17-го места в прошлом году летом в этом году вообще не попал в рейтинг. А это меньшие доходы от рекламы на украинских пользователей, меньше налогов в российский бюджет. Причина украинских санкций - агрессия России, и она не изменилась, поэтому решение о возможном снятии блокировок трудно назвать логичным. Отменить санкции открыто вряд ли кто решится. Однако есть и хитрее вариант: чтобы лишний раз не раздражать общество, новое руководство государства может дождаться окончания срока действия решения относительно санкций и просто не продлить его. Задача граждан — следить за этим и требовать продления блокировки российских ресурсов к прекращению агрессии и оккупации украинских территорий.

Голос страны

Но первоочередным вопросом при этом становится правовое упорядочение отношений государства и граждан с соцсетями. Сейчас юридически и законодательно это не урегулировано, для украинских законов Facebook и других соцсетей не существует, как не существует и всех связанных с ними проблем. В то же время такие законы не надо придумывать, они уже есть в США и Германии, определенные регламенты имеет Европейский Союз. Итак, речь идет скорее об адаптации лучшего иностранного опыта к украинским реалиям. Мнения относительно авторства этого закона расходятся. В СНБО считают, что такие нормативные акты должно разрабатывать Министерство информационной политики и предлагать проекты профильному комитету Верховной Рады на рассмотрение и дальнейшее голосование. В свою очередь, заместитель руководителя МИП Дмитрий Золотухин в комментарии подчеркнул, что законотворческая деятельность является прерогативой депутатов ВР.

Как пример Золотухин привел Францию, где благодаря политической воле удалось принять резонансный закон, который существенно ужесточает борьбу с распространением пропаганды, в частности в соцсетях. Проект этого нормативного акта был подан представителями президентской партии «Вперед, Республика!», а его рассмотрение и принятие длились почти год. По словам Золотухина, в последнее время на Facebook во Франции было наложено три штрафа в размере от €50 млн до €300 млн, в частности за нарушение этого закона. Также сеть обвиняют и в нарушении французского антимонопольного законодательства и неосторожном обращении с персональными данными. После таких мероприятий со стороны официального Парижа, Цукерберг лично посетил Эмманюэля Макрона, чтобы договориться о следующих действиях.

Конечно, Украина не Франция, и нам нужно много сделать, чтобы голос страны был услышан. Золотухин отметил, что сейчас Украина не имеет похожего эффективного рычага влияния на техногиганта. Поэтому компания может позволить себе любое поведение в отношении нашей страны — от игнорирование заявок к затягиванию процесса верификации официальных страниц государственных органов. Несмотря на достигнутые договоренности, Facebook не раскрыл данные о финансировании политической рекламы во время президентских выборов, в частности той, которая появлялась в день тишины. Несмотря на усилия государственных органов, ситуация для рядовых пользователей в украинском сегменте Facebook остается сложной. Хотя про массовые блокировки образца 2018 года не идет, однако многих украинских активистов периодически продолжают банить, удалять публикации. Иногда ситуация становится абсурдной: видео с издевательствами российской учительницы над учеником с Кавказа свободно циркулирует в Facebook, но за его перепост украинский журналист Игорь Меделян получил предупреждение о языке ненависти, а саму публикацию было изъято.

Светлая сторона Силы

В то же время социальные сети — это не только головная боль для украинских спецслужб и чиновников. Наши силовики также используют онлайн-ресурсы для противодействия дезинформации и для ведения собственной пропаганды. В ВСУ быстро учатся использовать лучшие российские практики по поддержке боевых действий специально подготовленными "вбросами" в соцсети. К сожалению, пока что говорить про адекватный ответ нельзя, ведь ресурсы на ведение этой специфической войны, которые выделяют Украина и РФ нельзя сравнивать. Кроме того, соцсети умело используют для ведения разведки открытых источников (OSINT). Именно благодаря соцсетям волонтерская сообщество InformNapalm смогла найти огромное количество доказательств российской агрессии в Крыму и на Донбассе, показания относительно катастрофы МН17, идентифицировать новейшие образцы российского вооружения на Востоке Украины, подготовить доказательную базу для международных судов.

Такая эффективность волонтеров заставила российское руководство уже несколько раз издавать приказы о запрете пользования онлайн-ресурсами для военных. Однако человеческий фактор и в дальнейшем срабатывает: несмотря на суровые наказания для нарушителей, кто выкладывает свои боевые награды, кто-то забывает выключить геолокацию и публикует фото с подсказками, а кто-то хвастается очередной скрытой командировкой в Украину. Показательна ситуация вокруг прошлогодней агрессии в Керченском проливе. Видео тарана с российского корабля, которое фактически является безоговорочным доказательством вины Кремля, появилось в сети в течение нескольких часов после событий. В известном американском фильме "Адвокат дьявола" персонаж, олицетворявший Сатану, напоминал, что "тщеславие - это его любимый грех".

  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама
Соглашение об ассоциации

О нас

Метки