Языковая политика Украины. Антиукраинский закон до сих пор действует

Дневник Петра Шелеста содержит интересные сведения о том, как советские руководители, произнося лицемерные речи о «братской дружбе русского и украинского народов» и «гармоничное российско-украинское двуязычие», на самом деле относились к украинскому языку.

Стоит сравнить состояние функционирования украинского языка в УССР, который так возмущал советских руководителей, с современным. Ведь с того времени прошло более 50 лет, из которых 27 лет украинский язык существует как государственный язык своей страны.

50 лет назад

Можно констатировать, однако, что если бы Суслов, Шелепин и К во главе с Брежневым дожили до нашего времени, то были бы весьма довольны – их усилия по деукраинизации УССР не прошли даром. В независимой Украине на украинском разговаривают меньше, чем в 1960-х годах, а в некоторых мегаполисах его употребление приближается к точке невозврата. Украинских вывесок на магазинах и других надписей даже в городском пространстве Киева все меньше – их вытесняют русскоязычные и англоязычные надписи. Ну а «город русской славы» Севастополь сейчас полностью зачищено от следов украинского языка и каких-либо знаков, которые бы напоминали о его пребывании в составе Украины.

Известно, что языковую политику государства определяет ее руководящая элита. Поэтому вина за такое состояние функционирования государственного языка лежит на всех четырех президентах Украины. Ни один из них не оценил по достоинству роль украинского языка в формировании украинской нации и государства, каждый пренебрег необходимостью реального, а не декларативного утверждения его государствообразующей функции.

Недостаточно было объявить украинский государственным, необходимо было ввести механизмы реализации его статуса, что предполагало прежде всего создание во властных структурах специального органа по языковой политике, наделенного функциями контроля за исполнением языкового законодательства.

Такие меры по поддержке государственных языков ввели с первых же лет независимости балтийские государства, что дало им возможность успешно преодолеть последствия советской русификации и утвердить свои языки как основу национальных государств европейского типа.

Упущенные шансы

Юрий Андрухович в одном из последних эссе вспоминает свои впечатления от изменений в языковой атмосфере Киева, которые он наблюдал трижды: впервые – во времена массовых независимых движений 1989-1991 годов, второй раз – во время Оранжевой революции и в третий раз – во время Евромайдана и начале войны с Россией. В эти периоды, отмечает писатель (и с ним, думаю, согласятся участники этих событий), украинского языка в Киеве становилось больше, киевляне чувствовали потребность подчеркивать свою украинскость – и через язык также.

Однако впоследствии, с постепенной потерей надежд и общим общественным разочарованием украинский терял свои позиции и господствующий русскоязычный фон восстанавливался.

Очевидно, наибольшие претензии по поводу утраты надежд на перемены, ради которых люди массово выходили на Майдан, украинское сообщество может предъявить Ющенко. Именно в Ющенко сознательная часть общества видела украиноцентричного президента, способного повести страну путем построения национального демократического государства, в противовес зависимому от России Кучме, который откровенно признавался в своей неспособности понять, какую страну он должен строить.

Слабость Ющенко как государственного деятеля отчетливо проявилась и в отношении к языковой политике.

Печальная судьба Концепции государственной языковой политики

В этом году в третьем номере журнала «Право Украины» Сергей Головатый обнародовал историю утверждении Концепции государственной языковой политики, подготовку которой он инициировал в период своего пребывания на посту министра юстиции. Концепцию выработала в 2006 году группа юристов и языковедов при Министерстве юстиции под руководством Владимира Василенко.

Общие основы Концепции определяли, что «угроза украинскому языку является тотальной угрозой национальной безопасности Украины, угрозой самому существованию украинской нации и украинского государства». Авторы Концепции исходили из того, что «Украина – унитарное государство, в пределах которой нет регионов компактного проживания лиц, принадлежащих исключительно к одному этническому меньшинству и составляют подавляющее большинство населения Украины. Поэтому государственный статус украинского языка несовместим с пропагандой или другой практической деятельностью, направленной на введение второго государственного языка, любых форм региональной языковой автономии или провозглашения диалектов украинского языка отдельными языками».

В июле 2006 года Концепция была направлена Ющенко с предложением одобрить ее и создать при президенте Национальный совет по языковой политике. При этом у ее авторов не возникало никаких сомнений в положительном решении этого чрезвычайно важного вопроса.

Однако, получив Концепцию, президент самоустранился от принятия решения и в августе того же года послал ее новоназначенному премьер-министру Виктору Януковичу. Какой была дальнейшая судьба Концепции, нетрудно догадаться.

По иронии судьбы, Ющенко все же утвердил своим указом Концепцию через три с половиной года, 15 февраля 2010 года. На сайте президента появилась она в значительно урезанном виде 22 февраля, за два дня до окончания его каденции.

Приводя ответы Секретариата президента, связанные с отказом утвердить предложенную специалистами Концепцию и создать специальный орган по государственной языковой политики, Сергей Головатый отмечает, что они являются «красноречивым свидетельством того, что даже на самом высоком уровне государственной структуры последовательно и неизменно оказывали сопротивление нормированию юридического режима надлежащего функционирования государственного языка».

Отсутствием государственной поддержки украинского языка воспользовались представители пятой колонны. Провал попытки утверждения реальной, а не декларативной государственности украинского языка сделало возможным принятие при президентстве Януковича антиконституционного Закона «Об основах государственной языковой политики» Сергея Кивалова и Вадима Колесниченко. Целью Закона, авторы которого мошеннически использовали «Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств», является предоставление русскому языку тех же прав, что и государственному украинскому. В условиях функциональной неравноправия двух языков, унаследованного с периода колониальной зависимости Украины от России, это грозит вытеснением украинского языка из всех сфер общественной жизни на большей части территории страны.

Антиукраинский Закон Кивалова-Колесниченко до сих пор остается действующим. И это означает, что и нынешнее руководство, даже в условиях развязанной Россией войны против Украины, не осознает или не хочет осознать того неоспоримого факта, что деукраинизация языково-культурного пространства прокладывает путь «русскому миру» внутрь страны.

Лариса Масенко – доктор филологических наук, профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия»


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки