Крестный марш на Киев. Кто и зачем привел каноническое войско в столицу

Многолюдный крестный ход на Киев, который организовала УПЦ Московского патриархата, вызвал бурные общественные дискуссии. Радикальные патриоты пытались разгонять богомольцев, либералы ужасались портретам царя Николая II, а полиция напряглась в ожидании провокаций, пишет издание Захид.нет.

Кое-кто даже высказывал опасения, что под видом богомольцев в Киев придут «ополченцы», как когда-то в Крым прибыл Игорь Гиркин. Пока худшие прогнозы не оправдались: участники «канонического» крестного хода не отметились ничем, кроме публичного распевание «Боже, царя храни» около здания СБУ. Однако столица видела и не такие вычурные перформансы. Но актуальным остается вопрос, зачем вся эта скандальная возня УПЦ?

Для тех, кто видел «Русскую весну» в Донбассе, все эти монархические флешмобы – не новость. Собственно, все это началось задолго до сепаратистского мятежа. К примеру, в 2012-м в Луганске прошел «Русский марш» – митинг российских националистов, донских казаков и черносотенных организаций. Антураж был соответствующий: портреты царя Николая II, флаги Российской империи и речи о единстве «святой Руси». А чтобы это не выглядело как обычный политический митинг, колонну сильно разбавили богомольними парафиянками «канонических» церквей, а среди имперских знамен виднелись хоругви. Так пророссийская акция превратилась в крестный ход. Именно в таких акциях закалялась крепкая дружба пророссийских радикалов и местного священства УПЦ Московского патриархата.

Читайте также: Украине нужно готовиться к войне на юге. Россия не планирует отступать

В 2014-м этот союз оказался и во время первых сепаратистских беспорядков. Титушки в платочках, держа иконы, прикрывали собой сначала толпы погромщиков, а затем – вооруженных боевиков, которые захватили здание луганского управления СБУ. В палаточном городке, который вырос рядом, регулярно отправляли молебны, а православные активисты были в первых рядах «ополчения». О вооруженных священниках и освящении блокпостов уже написано достаточно. Не удивительно, что именно московское православие стало официальной религией самопровозглашенных «республик». Однако ставить знак равенства между УПЦ МП и сепаратизмом – это явное упрощение, которое не дает понять истинную природу явления.

Судя по всему, крестный ход на Киев – это способ мобилизации «православных активистов» – достаточно специфической категории верующих УПЦ МП, которая выполняет особую роль в политических и геополитических играх Кремля. Это среда начало активно развиваться (по крайней мере на Донбассе) где-то в начале 2010-х. Тогда в Луганске начали появляться странные «покаянии билборды», на которых «русский народ» в лице малоизвестных организаций каялся за убийство законного царя и его семьи. Примерно тогда же активизировались различные черносотенные и казацкие организации.

С идеологической точки зрения, их объединяло только «каноническое» православие, но проектом УПЦ МП они явно не были. Когда в ноябре 2013-го Янукович начал смотреть в сторону ЕС и патриарх Владимир публично поддержал это устремления, «православные активисты» стали гопки. В Луганске даже прошел очередной «крестный марш» под слоганом «Патриарх, ты не прав!». Фактически, радикальная православная среда была ориентирована на московское руководство, а не на непосредственное киевское начальство. Судя по всему, Москва целенаправленно взращивала в среде верующих УПЦ МП группы лояльных радикалов, которые будут сдерживать УПЦ МП от политического маневрирования и выполнять другие важные задачи.

Сегодня можно говорить прямо: одной из главных таких задач было прикрытие российской гибридной агрессии. Женщины, которые становились с иконами, закрывая собой сепаратистские блокпосты, сознательно или бессознательно работали по плану Путина: сначала ваши женщины и дети, а потом – наши «вежливые люди».

И на эту роль «православных активистов» готовили очень долго и очень старательно. Для того, чтобы отфильтровать обычных обывателей, которые сохранили хотя бы остатки здравого смысла, это движение целенаправленно маргинализировали. Туда попадали только те, кто готов воспринять причудливый монархизм и грубо антисемитское чорносотенство. Этих людей выводили даже на митинги против идентификационных кодов и вакцинации, поэтому внушить им ужас перед «евросодомом» было совсем нетрудно.

В лице этих людей Москва получила удобный инструмент политической дестабилизации. Понятно, что самостоятельно все эти люди не могут захватить даже газетный киоск, не то что здание ОГА или СБУ. Но на роль прикрытия они подходят идеально. Во-первых, паковать в автозаки женщин с иконами никто не будет, а во-вторых, они доведены до такого состояния, что запросто могут лечь под колеса военной техники. А в-третьих, их показная и нарочитая маргинальность не дает обществу повода для серьезной тревоги.

Означает ли все это, что в Киеве разворачивается сценарий агрессии? Скорее всего, нет. Крестный ход УПЦ МП – это своеобразный смотр сил, которые можно мобилизовать в случае необходимости. Нынешнему руководству УПЦ МП это нужно, чтобы доказать Москве свою лояльность, а также намекнуть проукраинскому крылу УПЦ МП, что внутрицерковного «майдана» не будет. Кроме того, на День крещения Руси УПЦ МП будет пытаться вернуть себе имидж доминирующей церкви в Украине, который серьезно испортился за последние несколько лет. После Всеправославного собора РПЦ тоже хочет поиграть мускулами, мобилизуя все свои «региональные филиалы».

Поэтому «православные активисты» вряд ли сделают в столице какую-то пакость. Однако для СБУ это прекрасная возможность поставить их проводников «на карандаш». Сделать это нужно хотя бы из христианской любви к ближнему. Если бы это сделали лет на 5 раньше, богомольным женщинам не пришлось бы становиться на линии огня и преодолевать блокпосты, чтобы поставить свечку в Киево-Печерской Лавре.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки