Сложности нелегальной миграции и трудоустройства в Европе

Более миллиона украинцев, по официальным данным, в течение последних 12 месяцев ездили за границу с целью краткосрочного трудоустройства – аналитический центр CEDEM.

Сиделки, продавщицы, швеи и сортировщицы – такие сейчас самые распространенные профессии среди украинских заробитчанок. По данным итальянского Института социо-экономических исследований CENSIS, большинство выбирает работу сиделки, потому что на них в Италии есть повышенный спрос. Они помогают пожилым людям хлопотать по хозяйству, ухаживают за ними и следят за их здоровьем. Такую профессию выбрала и 39-летняя Оксана, которая еще 9 лет назад впервые выехала на заработки в Италию. Она рассказала Радио Свобода о том, что ее заставило поехать на заработки, какой ценой она пересекла украинскую границу, за чем скучает больше всего, а также о том, насколько трудно адаптироваться в итальянские реалии украинкам.

– Я даже не думала ехать. Я нерешительный человек, сама бы никогда не поехала. Однажды к нам приехала сваха, которая уже ездила в Италию на заработки. Именно в те дни у меня умер мой муж Саша. Сваха была на похоронах, говорит мне: «Оксана, что ты здесь будешь делать? Поезжай со мной в Италию: и денег заработаешь, чтобы дом достроить, и хозяйство очень большое в тебя, сама не справишься». После этих слов я начала задумываться над поездкой на заработки. Действительно, когда Саша был жив, он и по хозяйству почти все сам делал, и дом строил, и обеспечивал нас полностью. А сейчас я осталась одна. Будто на распутье, без мечтаний и надежд, без любимого человека. Потом она мне неоднократно звонила и настаивала, что нужно сменить обстановку и попробовать другой жизни.

Читайте также: Трудовая эмиграция из Украины результат отчаяния

Мама говорила: то едь, то не едь, Бог знает, куда меня там завезут и что я буду делать. Несколько дней колебаний все же довели до конечной ответа: я еду! Мама очень волновалась за меня, а с другой стороны – очень радовалась, что смогу увидеть что-то новое и попробовать пожить по-другому. Материнское сердце очень ранимое, конечно, известие, что дочь едет, неизвестно на какой срок, не очень ее «грела». Но что делать, такова жизнь, трудное и противоречивое...

– Когда я уезжала, продала все хозяйство, и еще немного одолжила. Я заплатила черновицким перевозчикам 2000 евро за фальшивые документы, трансфер до Италии и гарантированное трудоустройство. Это был 2007 год, тогда это была огромная сумма, но чего не сделаешь ради своей лучшей жизни и своей семьи. Многие девушки набрали кредитов, и сначала несколько месяцев отрабатывали саму сумму, потом еще и проценты.

– Всех нас, будущих работников, взяли на «бусиках» из Черновцов. Сама я из центральной Украины, из Кировоградской области. Я не знала, каким путем мы поедем, не знала, где я буду работать и кем. На мои вопросы они ответили, что все хорошо, они все «порешали». Я заплатила, сложила вещи в багажник и уместилась на сиденье возле свахи. Кроме нас, было еще где-то 15 человек. Большинство – женщины. Мы будто ехали колонной из нескольких автомобилей, которые тоже были набиты людьми. В дороге нам раздали поддельные документы. Нас привезли на Чоп, где таможенники проверяли документы. Нас проверяла девушка, которая хорошо знала водителя автобуса, что привез нас. Проверив паспорта, она начала их отдавать, но мне и еще нескольким женщинам не отдала. Просматривала страницы, вчитывалась в каждое слово, крутила ими, но чего-то ей не хватало. Я забеспокоилась, меня начало трясти. Сваха успокаивала, предлагала выпить успокоительное. Однако мне было совсем не до этого. Я оказалась на пропасти между домом и предполагаемой поездкой. Одна женщина предложила дать таможеннику по 10 евро. У меня не было выхода, мелких купюр не было, поэтому одолжила у новой знакомой, которая сидела напротив. Сразу после того, как мы заплатили, нам вернули паспорта. Ребята рассказали, что делать дальше, и с нами не поехали. Трудно было не заметить, что здесь у них целая система, с нашей стороны, что со стороны поляков. Мы сели на электричку, которая состояла из трех вагонов и заехали в Польшу. Наша поездка длилась примерно 10 минут, нам нужно было просто пересечь границу.

«Нас загрузили в контейнеры среди мебели»

– В Польше нас ждал уже длиннющий автобус. Мы все повмощувались и отправились в дорогу. Это уже были не такие маленькие микроавтобусы, которыми мы ехали в Украине, а что-то вроде «Икаруса» на 40 мест, но удобнее. Не долго мы радовались, потому что в Кракове на площади он сломался. Я очень испугалась, ведь заплатила столько денег, и вдруг оказалась за шаг от депортации. Как оказалось, волновалась не только я, а весь автобус, сваха случайно узнала, что все, кто был в автобусе – нелегалы, ну кроме водителя, конечно. После нескольких неуспешных попыток завести машину, водитель позвонил знакомому. Тот подъехал и помог быстро все починить. Мы отправились дальше, к счастью. Под вечер подъехали к какому-то дому на окраине города, нам сказали, что это наше временное жилье. Это был как бы общежитие, здесь было примерно сто мужчин и около 30 женщин. Наверное, все они где-то на строительстве работают.

Читайте также: Украина теряет людей. Это более ценный капитал, чем в офшорах

Я впервые побывала в заграничном магазине, такое большое разнообразие товаров, что глаза разбегались. Все хотелось попробовать и купить. Через два дня за нами приехал дальнобойщик на длинной фуре. Нас загрузили в контейнеры среди мебели, сверху накрыли простыней. Жара там была адская, кроме этого, водитель очень быстро ехал, и на поворотах мы боялись, чтобы нас не прибило. Не спали всю ночь, очень трясло. Девушки рассказывали, что когда наши заробитчане ехали так же, но среди холодильников, и на очередном повороте в конце контейнера они обвалились и подавили людей. Когда водитель это увидел, он выбросил их в ближайшем поле. Потом его задержала полиция, но я не знаю, это правда или нет. Так вот, довезли нас до Италии, высадили в просторном поле возле автотрассы. Рядом была только автозаправочная станция и остановка. Сказали, чтобы мы здесь ожидали, что нас скоро заберут. Мы все вышли. На улице была нереальная жара. Ждали автобуса несколько часов, сидя на чемоданах. Потом поняли, что это бесполезно, и нас тупо «кинули». Все начали останавливать проезжающие машины, чтобы добраться до ближайшего города. Мы же со свахой остановили автобус, который ехал до нужного нам города – Флоренции. Заплатили по 15 евро, часть из тех денег, которые брали с собой «на первое время». Там нас ждали работодатели свахи, которые и мне подыскали работу.

– Дома я немного учила итальянский и могла уже свободно общаться, но с ошибками. Язык лучше учится на практике. Без знания итальянского языка вообще очень трудно, без языка ты тут никто! Даже нелегалов не хотят брать на «черную» работу без элементарного знания языка. Я проживала со статусом «нелегалка» здесь 4 года, то есть я 4 года не могла поехать домой. Мама плакала, переживала, да и я была в депрессивном состоянии из-за это. Потом оформила все необходимые документы и начала работать официально. С того времени приезжаю домой один-два раза в год.

«Переломить в себе моральный барьер очень трудно»

– Сначала я работала в старой сеньоры, которой было за 70, она почти все время лежала в постели. Без посторонней помощи не могла сама передвигаться, мне приходилось ее мыть, убирать за ней. На первых порах сломать в себе этот моральный барьер почти невозможно. Я буквально делала это через «не хочу». Делать то, что всю жизнь считала недостойным делом, оказалось крайне трудно. Но вспоминала ради чего приехала, и желание потихоньку появлялось. Ее дети, старой синьоры, редко к ней приезжали, деньги я получала частично из ее пенсии. По ночам у нее были головные боли, через которые она не могла уснуть, стонала. Я, конечно, всю ночь сидела над ней, волновалась, это же живой человек, и неважно, что ее покинули дети, важно было, что я рядом. Но, несмотря на мои благие намерения помогать этой женщине, ненормированный сон и проблемы с сердцем заставили меня бросить эту работу. Я чувствовала тяжелые изменения в организме, которые впоследствии подтвердили медицинские анализы. Через это начала употреблять различные успокоительные, нервная система не выдерживала очень короткого сна. Когда сказала, что бросаю это место работы, то ее дети очень негативно это восприняли и не понимали, что меня не устраивает. Но я решительно поняла, что здоровье для меня – приоритет и пошла после расчета. Временно жила у своей подруги из Украины.

Уже через неделю нашла работу в другой сеньоры, которой тоже нужен был уход. Она так же была очень несамостоятельной, ей нужен был круглосуточный присмотр. Кроме этого, у нее были проблемы с памятью. Утром она могла спросить меня, кто я и что здесь делаю. Все налаживалось после звонка в своих детей, которых она, к счастью, не забывала. У нее я проработала 4 года. Затем у нее ухудшилось здоровье, и дети сами взяли ее под опеку.

Впоследствии я перешла работать в другое сеньора, у которого работаю и сейчас. Он сам прекрасно ходит, ухаживает за собой, в мои обязанности входит приготовление пищи, уборка в квартире и уход за ним.

«Мне платят за 5 часов, а на самом деле работаю почти 24»

– Я работаю здесь легально, моя официальная зарплата – 1200 евро. Из них высчитывается медицинская страховка, пенсионный налог и налог на безработицу. После вычета всех налогов у меня остается 900 евро. Нас дурят сеньоры. Согласно договору, у нас – 5-часовой рабочий день, а на самом деле мы рядом с ними 24 часа в сутки. С утра до ночи, с ночи до утра. И ночью, если они кричат, надо просыпаться, потому что в доме больше никого нет. Однажды у деда поднялась температура, когда он шел из парикмахерской. Ноги перекосило, он не мог идти, упал. Люди увидели, позвонили мне и сказали, что деду стало плохо. Я собралась и поехала в больницу. Просидела до утра.

Я ухаживаю за этого деда уже четыре года, он, к счастью, еще сам ходит и питается. В мои обязанности входит уборка дома, приготовление еды и уход за синьйорами. Он имеет дочь и сына, которые живут в часе езды отсюда. Дед сам за собой может посмотреть, круглосуточного надзора не нужно. Согласно законодательству, я работаю 5 часов, однако на самом деле – почти весь день. Иногда не слушается меня, разбрасывает грязные вещи по дому. Говорю что дочке расскажу, он говорит, что она не поверит. Вообще, очень хитрый дед в свои 72 года. Однако есть другие случаи у наших женщин, когда нужно всю ночь сидеть над мужчиной/женщиной, если и болеет, нужно знать элементарные способы оказания первой медицинской помощи. Зато я его не таскаю, он ходячий, но есть такие женщины, что должны сами переносить людей, переодевать – это очень трудно. Много наших так себе грыжи «заработали», большие проблемы со здоровьем.

– У нас есть тетя Аня, она приехала два года назад из Черткова, что на Тернопольщине. Она часто меняла работу, постоянного места работы не было. Когда украинки ездили домой на праздники, свадьбы или дни рождения, она их подменяла на работе. И она говорила: «Боже, девочки, у кого-то работа еще более-менее нормальная, а некоторые исполняют роль рабов, иначе это не назовешь». После этих заработков у нее начались частые головные боли. Она обратилась в больницу, прошла лучевую диагностику, и у нее обнаружили опухоль в голове. Но продолжала работать, потому что деньги надо. Однажды потеряла сознание на работе, и слава Богу, ибо если бы работодатели увидели, то она потеряла бы работу. Лечиться пойти здесь не может, потому что нужны документы, а она здесь нелегально. Решила поехать домой лечиться, тоже без документов. Чтобы не депортировали с границы, летела самолетом. Она спрятала свой заграничный паспорт, пошла в полицию, сказала, что у нее украли паспорт, они ей выдали временный паспорт. С ним она прибыла в Украину. Потом через «западенских» ребят сделала новые документы, правда, я не знаю, как они это делают. Полечилась немного в Украине, и вернулась на работу в Италию. Я ходила в миграционный центр, спрашивала, могут ли ее полечить, они сказали, что если бы она приехала как туристка и здесь бы с ней это случилось, то ее бы полечили. А так никто не хочет помогать нелегалам. Даже с такими судьбами.

 «Знакомую сбил автомобиль. Документы все легальные, поэтому ее отказываются лечить»

– Недавно моя знакомая Оля, гастарбайтер с Волыни, немного старше моей мамы (ей 54), ехала на велосипеде домой с работы, ее сбил автомобиль. До сих пор не нашли, кто это сделал. При том, что это достаточно живая улица, и было несколько свидетелей. Водители просто не смотрят на дорогу, дороги здесь узкие между домами. Правоохранители говорили, что водитель открыл двери в машине во время езды, которым и зацепил украинку. Сейчас она проходит тяжелую реабилитацию, документы все нелегальные, поэтому ее отказываются лечить. Врачи констатировали ушиб головы, обширные гематомы, сотрясение мозга. Не знаю, как все будет, она еле говорит. Родственникам дорого ехать сюда, за ней ухаживает дочь деда, которого она ухаживала. Также поддерживают украинские девушки и женщины, чередуем, потому что у каждой есть работа.

«Очень большая конкуренция»

– Помню, когда я сдавала языковой тест на знание итальянского языка, то со мной в аудитории были в основном мужчины азиатской и африканской внешности. Сейчас здесь конкуренция на рынке труда очень большая, поэтому итальянцы ставят расценки на оплату труда малейшую. Идя по улице, трудно встретить коренных жителей, большинство – мигранты. Если ранее сиделка получала 900 евро за месяц, то сейчас цена упала до 600.

«Итальянцы все больше отдают своих родителей в дом престарелых»

– С каждым годом итальянцы все больше отдают своих родителей в дом престарелых. Здесь совсем другая мораль, совсем другое отношение детей к родителям. Пожилых родителей отдают туда, а сами забирают их жилье. И им не жалко, это в порядке нормы.

В Украине еще сохранились семейные ценности, которые здесь всячески нивелируются.

– Наши женщины, чтобы сэкономить деньги идут пешком до церкви или до супермаркета, даже если дистанция – несколько километров. Они не купят билет, они не купят мороженое, – экономят на всем, чтобы помочь семье на Украине.

– Мы, украинские женщины, очень сплоченные в Италии, постоянно вместе собираемся, ездим на экскурсии по Италии и за границу, особенно по святым местам. Здесь есть украинская диаспора, украинская католическая церковь, все это очень сближает отчаянных украинских женщин.

Здесь даже издается журнал для украинских заробитчан – «До свиту», кстати, исключительно на украинском языке.

Он стоит 4 евро, его распространяет католическая церковь. Там есть разнообразные статьи, советы, топ-темы среди гастарбайтеров, комментарии экспертов относительно определенных событий, вопросы-ответы для тех, кто только присоединился к нашей «итальянской» семьи, ну, и, конечно, молитва и произведения известных украинских поэтов-эмигрантов.

– Несмотря на комфорт европейской жизни, все же хочу домой. Очень скучаю за своими родными и вообще за родным краем. Когда приезжаю в Украину, сердце будто возвращается в свое привычное положение, душа находит утешение. Однако с того времени, когда я впервые выехала заграницу, в Украине ничего не изменилось, зарплаты те же, маме за пенсию трудно прожить, спасает большое хозяйство. Мечтаю наконец вернуться домой, избавиться от статуса «трудовой мигрантки» и найти достойную работу дома. Надеюсь, что эти мечты когда-нибудь сбудутся, а пока я снова пакую чемоданы в Италию, в поисках лучшей жизни или же утешения...

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас