Виталий Касько в интервью заявил про реванш старой системы

КаськоДавая согласие на интервью «Голосу Америки» после заседания суда, который рассматривает выдвинутые против него обвинения, экс-заместитель генпрокурора Виталий Касько в смс-ке приписал: «Если не возьмут под стражу». Как говорит опальный юрист, сегодняшняя Генпрокуратура вызывает у него четкое дежавю с временами президентства Януковича. Касько заявляет про «зачистку несогласных» и о «реванше». И называет имена тех, кто мстит ему за защиту майдановцев и дело «бриллиантовых прокуроров».

Сегодня (в пятницу) суд отказал прокурорам в удовлетворении ходатайства о вашем аресте. Если перефразировать юридический термин – прокурорам отказали в удовлетворении вас арестовать. Что означает это благоприятное для вас решение суда? Тучи развеялись?

На самом деле я считаю сегодняшнее решение суда незаконным. Суд применил ко мне меру пресечения в виде личного обязательства, в то время как не было никаких оснований применять какие-либо меры пресечения. Допущены грубые нарушения закона, подозрение мне вручено не было. Кроме того, если даже представить – чисто гипотетически – что такое подозрение было бы вручено согласно законодательству, должны были бы существовать риски того, что я смогу уничтожить доказательства, влиять на свидетелей, постараюсь уклониться от суда или продолжать преступную деятельность. Но прокуроры не привели ни одного факта, который бы мог свидетельствовать о таком.

И тем не менее суд применил меру пресечения в виде личного обязательства. Да, это скорее символическая мера пресечения.

И мы будем это решение суда обжаловать, идти до конца.

Развеялись ли тучи? Я думаю, нет. Я думаю, что это только начало, поскольку в понедельник я вызван Генеральной прокуратурой на очередной допрос в каком-то уголовном производстве относительно превышения полномочий. Мне известно также о других 4 уголовных производствах, которые ведет против меня Генеральная прокуратура. Поэтому я думаю, что все только начинается.

В своем Фейсбуке вы все подробно объяснили про те две квартиры, «незаконное завладение» какими вам вменяют. Кажется, сейчас все забыли о деле «бриллиантовых прокуроров», где была явная коррупция, и обсуждают «квартиры Каська». Как думаете – в этом была цель?

Знаете, шесть месяцев методичной грязи, которая выливается на меня троллями, подконтрольными Генеральной прокуратуре, сказались. Сначала я не реагировал на это, информация не была интересной, и это, наверное, очень бесило тех, кто хотел ее раскрутить. Дело не шло, но я так понимаю, что были задействованы серьезные финансовые ресурсы, задействованы новые силы. Сначала уголовное производство возбудили через подконтрольных людей в Соломенском суде.

Национальное антикоррупционное бюро с января месяца расследовало это уголовное производство, не нашло никаких оснований для объявления подозрения, и это очень разозлило Генеральную прокуратуру, которая решила – ну что ж, тогда сделаем это своими руками. Возбуждено по тем же фактам собственное уголовное производство. То есть для любого юриста, который со стороны за этим наблюдает, очевидно, что идет обычная травля.

Что же до «бриллиантовых прокуроров», то действительно, забылось многое. И сегодняшний день является очень показательным в этом плане. Сегодняшний день ознаменован не только тем, что Генеральная прокуратура радостно хотела взять меня под стражу. Сегодня указом президента был уволен Виктор Трепак, первый заместитель председателя СБУ, который оперативно сопровождал дело «бриллиантовых прокуроров». Если бы не он и его команда, нашим прокурорам не удалось бы реализовать это дело так успешно, как мы это сделали.

Сегодня уволили также с работы Виталия Опанасенко, прокурора по делу «бриллиантовых прокуроров» – того, который начинал это дело, санкционировал обыски в Главном следственном управлении ГПУ и которого ненавидит эта коррумпированная часть Генеральной прокуратуры.

К сожалению, время для их увольнения было удобно подобрано. Все сейчас говорят о новом правительстве, о портфеле, команды – и сегодня же выходят соответствующие решения. Увольняют Трепака, увольняют Опанасенко. Я бы очень не хотел, чтобы это прошло незамеченным. Потому что, по моему мнению, это очевидный реванш системы, это очевидная зачистка несогласных.

Это настолько очевидно для меня – потому что я знаю, что происходило в деле «бриллиантовых прокуроров»; знаю, кто стоит за теми людьми, которые были нами арестованы.

Вы говорите, что в вашем деле был политический заказ. Чей?

Это месть Шокина, бывшего генерального прокурора, это месть Севрука и Говды [Юрий Севрук назначен и.о. генпрокурора после увольнения Виктора Шокина; Роман Говда, заместитель генпрокурора Виктора Шокина]. Это люди, которые в свое время были приближены к Виктору Пшонке и которые еще со времен Майдана ненавидят меня как адвоката майдановцев. Ведь тогда они были на другой стороне и делали все для того, чтобы майдановцев засадить в тюрьму, а мы добились того, чтобы их освободить. Сейчас эти люди постепенно добрались к власти и реализуют свои угрозы, свои попытки отомстить.

Кроме того, у Виктора Шокина было серьезное политическое прикрытие. Было очень много людей, заинтересованных в том, чтобы он оставался генеральным прокурором. И для них, судя по всему, потеря этой позиции очень болезненная. Соответственно эти люди пытаются отомстить. И именно через то, что мы поймали тех людей, которые, как оказалось, были очень важны для руководителя Генеральной прокуратуры, он стал на пути. В результате общественного сопротивления, в результате позиции наших зарубежных коллег руководство государства было вынуждено отправить Шокина в отставку. Это, судя по всему, тоже было стимулом продемонстрировать: те, кто это сделал, будут наказаны.

Ваш соратник по разоблачению коррупции Давид Сакварелидзе заявлял, что в ГПУ ни шагу не делают без согласования с президентом. Это действительно так?

Я думаю, что ему как раз лучше об этом знать. Потому что он имел возможность общаться с президентом. Он, насколько я знаю, заявлял о том, что именно президент предложил ему стать заместителем генерального прокурора. У меня другая ситуация – я не общался и не собираюсь общаться ни с президентом, ни с любым другим должностным лицом, пытаться внепроцесуально влиять на деятельность прокуратуры. Поэтому, видимо, Давид об этом хорошо знает, если об этом говорит. Более того, мне известно о том, что в отношении Давида Сакварелидзе также дано аналогичную команду и что и сама группа Генеральной прокуратуры сейчас занимается поиском нового уголовного производства именно против него.

Вы работали заместителем генпрокурора, вы знаете порядки в ГПУ. Как выглядит этот механизм, как это происходит? Вы их критиковали, они захотели отомстить – что дальше? кто дает приказ?

В то время, когда я работал в Генеральной прокуратуре, эта команда, которая сейчас занимается незаконными действиями мести, еще не была сформирована. Тогда в руководстве Генпрокуратуры были разные течения, разные мнения. Одни считали – нужно реформировать прокуратуру, а другие говорили – не нужно реформировать прокуратуру. Но со временем – через дело «бриллиантовых прокуроров», через наши попытки изменить прокуратуру и создать ее человеческое лицо – это противостояние серьезно обострилось. И постепенно начали вытеснять людей, которые пытаются что-то изменить. Например, Давида Сакварелидзе отправили в Одессу. Вместо него подтянули из прокуратуры Одесской области Говду, который является последователем политики Пшонки. Соответственно этот «костяк» укрепился и начал, как инородное тело, выбрасывать из Генпрокуратуры все то, что ему не подходит и что мешает работать системе так, как она работала всегда.

Вы заявляли, что Генпрокуратуру в ее нынешнем виде невозможно реформировать. И в принципе все признают, что реформа прокуратуры провалилась. Что надо сделать такое, чтобы реформа прокуратуры удалась?

Мне кажется, что в нынешнем состоянии, к сожалению, нужно проводить полную очистку прокуратуры. Создавать новый орган с новым названием и новой структурой, с новыми функциями и отбирать по результатам конкурсов туда новых работников – давая возможность, безусловно, тем, кто раньше работал в прокуратуре, принять участие в конкурсе. Однако комиссия должна быть сформирована настолько объективно и с участием международных экспертов, чтобы те лица, которым явно не нравятся новые правила работы в прокуратуре, не смогли туда пройти. Те же, кто готов работать на новых условиях, кто явно не будет заниматься коррупцией и кто желает строить прокуратуру с нуля – им дорога будет открыта. Если это будет сделано, тогда реформа удастся. Но это, поверьте, очень непростой путь.

Возьмем факты. Вы критиковали Генпрокуратуру – теперь вам грозят уголовные дела. Давид Сакварелидзе критиковал Генпрокуратуру – уволен, ходит на допросы. «Центр противодействия коррупции» критиковал Генпрокуратуру – сейчас сам отбивается от обвинений...

Да, ситуация та же. И таже самая группа прокуроров этим занимается. То есть даже Главное следственное управление ГПУ, судя по всему, не изъявило желание заниматься этим. Для преследования неугодных создали специальное управление специально обученных людей – которых туда отбирают по признакам личной преданности и отсутствия каких-либо принципов. Именно они и занимаются вот такими преследованиями.

Что хотят этим доказать? Что Генпрокуратура незыблемая скала, бодаться с которой опасно?

Хотят доказать даже не нам, хотят доказать тем, кто в прокуратуре остался и имеет еще совесть и желание работать по совести, что делать этого не стоит. Что нужно быть винтиком в системе, нужно в этой смазанной системе просто выполнять указания. Да, они часто незаконные, но попробуйте не выполнить их! Если вы их не выполните, если пойдете против, вас этот механизм просто перемелет. А в качестве поучительного примера наведут тех, кто осмелился противостоять.

Сейчас рассматривают кандидатуры пяти претендентов на пост Генпрокурора, правда, фамилии неизвестны. Как думаете, кто мог бы стать этим действительно независимым Генпрокурором, который мог бы очистить ведомство от коррупции? И имеется он, по-вашему, в том списке кандидатов?

Мне нравится кандидатура Богдана Витвицкого. Это прокурор украинского происхождения из Соединенных Штатов, который – насколько я знаю – имеет абсолютно проевропейские, прозападные подходы к работе прокуратуры. И я думаю, что это тот вариант, когда в Генпрокуратуре был бы наведен порядок, она бы стала институцией с человеческим лицом. Единственная помеха в этом – возраст, потому что он, по законодательству, ограничивается 65 годами. Но наши законодатели готовы менять закон под конкретную особу. И я думаю, что это была бы та кандидатура, которая бы вполне удовлетворила и украинское общество, и ожидания международных экспертов.

И последний вопрос – вы, наверное, жалеете, что ушли тогда из Генпрокуратуры, хлопнув дверью?

Почему? Нет, что вы. Наоборот. Я считаю, что принял абсолютно правильное решение и в совершенно правильный момент.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки