Выполняла ли Венгрия то, что требует от Украины

Чрезвычайная острая реакция Венгрии на новый Закон «Об образовании», который предусматривает внедрение украинского языка в процесс обучения и в венгроязычных школах, вызывает понятные сравнения с тем временем, когда Закарпатье входило в состав Венгрии.

Какие условия были созданы для развития украинского образования? Выполнял ли Будапешт то, что ныне требует от Киева? (При этом следует учесть, что украинцев в Венгрии было полмиллиона – в несколько раз больше, чем сейчас является венгров в Украине).

В государственных школах Украины только государственный язык

Итак, закон еще в 1879 году про обучение на венгерском языке в учреждениях образования гласил: «Необходимо, чтобы каждый гражданин получил соответствующую возможность для освоения венгерского языка как государственного». (Именно такими и являются аргументы украинской власти сейчас).

Читаем венгерский закон дальше: «В сельской, церковной или иной публичной народной школе на должности учителя, помощника или временного учителя могут приниматься только лица, способные обучать венгерскому языку». ( Это к вопросу, могут ли нынешние венгроязычные учителя Береговщины преподавать свои предметы на украинском языке. По венгерскому закону, их даже не приняли бы на работу, если бы они этого не умели).

И итог закона: «Квалификационные дипломы могут быть выданы лишь в том случае, если тот, кто сдает экзамены, в достаточной степени владеет венгерским языком». (То есть, не знаешь государственного языка, диплом не получаешь).

С последней четверти ХІХ века мадяризация украинского школьного образования на Закарпатье велась безумными методами. Все государственные школы стали венгроязычными. Только церковно-приходские школы, удерживаемые самими общинами, могли быть иноязычными. Однако в государственных школах обучение было бесплатным. Вследствие этого количество украиноязычных школ сократилось до мизера. И здесь речь идет только о начальном образовании, потому что средняя и высшая была сплошь венгроязычными. (Украинский Закон «Об образовании» обеспечивает начальное образование на языках национальных меньшинств, чего венгры не позволяли в государственных школах).

Но и этого венгерскому правительству было мало. В 1914 году оно издает распоряжение, чтобы изучение украинского языка в церковных народных школах ограничить лишь тремя часами. В государственных школах, которых было абсолютное большинство на Закарпатье, он даже не изучался. (Украинский закон дает право изучать язык национального меньшинства в течение всего обучения).

И наконец – последний акт «заботы» про национальное меньшинство. В 1916 году венгерское правительство принудительно перевело обучения украинского языка в школах с кириллицы на латиницу. Все учебники, церковные книги, газеты начинают печатать только латиницей (Что бы сказали закарпатские венгры, если бы их перевели на кириллицу? Вот бы было крику на весь мир! А власти Венгрии именно так поступала с украинцами).

Венгрия в Первую мировую войну проиграла, и Закарпатье отошло к Чехословакии. Иначе бы за каких-то 20-30 лет полмиллиона украинцев насильно бы превратили в «греко-католических мадьяр».

Тотальный запрет украинского языка

Но на этом образовательная история с Будапештом не закончилась. Потому что в 1939 году Венгрия вновь оккупировала Закарпатье, уже как союзник Гитлера. Правда, за двадцать межвоенных лет в крае выросла новая интеллигенция, полная национального сознания, и омадярить полмиллиона закарпатских украинцев стало значительно труднее.

Но венгерские власти и здесь приступила к работе с рвением. Украинский литературный язык был запрещен как таковой, украинские книги изъяты из библиотек и учебных заведений (часть из них по-варварски уничтожена), ликвидированы украинские издательства и организации. Вновь произошло переименование населенных пунктов, мадяризация украинских фамилий и имен в документах.

Но поскольку превратить закарпатских украинцев на венгров в один момент не получалось, то Будапешт поставил себе цель сначала создать здесь новый народ – «угроруський». Венгерский наместник на Закарпатье в 1940-1941 годах Миклош Козма лично взялся контролировать создание отдельного местного языка. «Угроруська речь настолько примитивна, что ее можно развивать в любом направлении», – писал он.

Замена местных учителей на выходцев из коренной Венгрии

За несколько лет второго венгерского пришествие количество «угроруських» гимназий уменьшилось с 5 до 3. Зато венгерских выросла с 1 до 4. (Это при том, что украинцев было в три раза больше).

Количество горожанских школ с «угроруським» языком обучения сокращено вдвое и почти при всех открылись венгерские параллели. Учительские семинарии реорганизовали на двуязычные, но и в «угроруських» параллелях много предметов преподавалось на венгерском.

В селах, где жила хотя бы горстка венгров, народные школы переводились на венгерский язык. А там, где венгров не было, поспешно открывались венгроязычные классы. За два года количество учеников в «угроруських» средних школах уменьшилось на четверть, но Министерство внутренних дел считало, что и это число является слишком высоким показателем и он должен снизиться еще на треть.

Местных учителей заменяли приезжими, которых присылали из центральных районов Венгрии и которые не знали ни одного славянского языка. Понятное дело, что обучать они могли только на венгерском. В 1940 году таких уже было 70% в школах края.

26-27 июня 1942 года на совещании представителем Министерства культа и образования Венгрии был поднят вопрос, чтобы на территориях, опасных с венгерской точки зрения, постепенно переходить на венгерский язык преподавания.

Кстати, на венгерский язык и литературу во всей системе школьного образования отводилось больше часов, а преподавали их только учителя, присланные из Венгрии.

Наджупан Ужанской жупы Шиманфалви 15 апреля 1940 года подписал распоряжение (под грифом «Совершенно секретно») адресованное бургомистру Ужгорода, которым запретил выдавать на руки читателям городской библиотеки книги, печатные на русском, украинском и чешском языках, и потребовал ежеквартально передавать ему фамилии тех, кто интересовался такой литературой. С марта 1941 года любые «угроруськие» материалы, представленные к печати на территории Закарпатья, можно было печатать только с разрешения Ужгородской венгерской королевской прокуратуры.

А вот цитата заместителя начальника окружного военного командования. Варью: «В венгерских национальных интересах, чтобы в Ужгородской государственной гимназии венгерские преподаватели из коренной Венгрии составляли 100%. Сегодняшних «угроруських» преподавателей следует заменить надежными венгерскими, что будут воспитывать «угроруськую» молодежь».

Но и во Второй мировой войне Будапешт проиграл. И Закарпатье вырвалось из его цепких «братских» объятий.

А закончить этот исторический обзор хочется цитатой того же Миклоша Козми, венгерского наместника Закарпатья: «Государственные школы необходимы, ибо в них обучение, разумеется, ведется на государственном языке».

Не так ли, господа из Будапешта?

Автор: Александр Гаврош – писатель, журналист. Для Радио Свобода

  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама
Соглашение об ассоциации

О нас

Метки