Что забирают с собой трудовые эмигранты

Согласно недавним социологическим исследованиям, снова возросло количество украинцев, которые стремятся эмигрировать за границу. И не из-за войны, ибо причины называются прежде всего экономические. Парадокс: индексы растут, ВВП растет, инвестиции растут, а экономическая ситуация заставляет все больше людей искать новую родину, пишет издание Захид.нет.

Казалось бы, для «маленького украинца» все развивается более-менее позитивно: новые заводы на давальческом сырье дают работу и стабильную зарплату, возможность ездить за границу и продавать в ЕС свою продукцию поможет среднему бизнесу. Судьба государственных монополий должна бы, по идее, не волновать простых посполитых. Но все больше людей почему-то не «находят себя» в таких, на первый взгляд, благоприятных условиях.

И здесь стоит задуматься, за чем люди едут, когда говорят о «возможности заработать» или «найти свое место». Есть такая народная мудрость: если рождается много мальчиков – это к войне. Народ у нас наблюдательный, но часто путает причины со следствиями. Так и в этот раз. Дело в том, что в традиционных обществах, где активную общественную позицию занимают исключительно мужчины, а экономика растет пропорционально площади обрабатываемого поля, чрезмерное количество молодых мужчин, незанятых в реальном секторе экономики, часто может спровоцировать вооруженное противостояние. Так до сих пор происходит в некоторых странах, где растет рождаемость, а не ВВП, и где молодежь не от хорошей жизни вливается в различные «освободительные» армии и террористические группы. На первый взгляд, все просто: людей много, а еды мало. И ее нужно у кого-то отобрать.

В более развитых странах, как наша, например, проблему решает эмиграция или заработки. И, опять же, на первый взгляд, возможность заработать на жизнь имела бы проблему эмиграции если не решить, то хотя бы минимизировать. Но дело не в том, чтобы просто выжить. В экваториальной Африке 16-летние юноши тоже могут выжить, не беря в руки допотопные советские автоматы. Воюют они не за еду, а за возможность занять свое место в обществе. Это является главной причиной конфликтов. Именно поиск своего места в обществе делает возможным существование в США уличных банд, некоторые из которых насчитывают десятки тысяч боевиков. В Лос-Анджелесе, в конце концов, честно заработать на жизнь не является какой-то заоблачной мечтой.

А вот с поиском своего места у нас (как и у калифорнийских подростков латиноамериканского происхождения) как раз и не сложилось. Ведь мы уже успели построить вертикально интегрированное общество с сюзеренами и вассалами, где каждый знает, кто на кого работает и чьи интересы отстаивает. Где чей округ и из какой части «бюджетного пирога» кормится фракция / редакция газеты / спортивный клуб. То, что начиналось при Кучме как «выкопал руду – обогатил – экспортировал» или «копал уголь – сжег – продал электричество населению» проникло во все сферы нашей жизни, и немного осталось мест, где можно реализовать себя, не примкнув к какой-то из групп влияния. Потому что если ты вырастил урожай, не факт что тебе удастся его собрать. Разве что у тебя есть отряд автоматчиков и знакомый судья, который отменит решение судьи конкурентов. Вряд ли получится экспортировать орехи, ибо не поборена мифическая «ореховая мафия». Непросто быть застройщиком без лобби в местном совете и процентом квартир для «правоохранителей».

Давно прошли те времена, когда «простой народ» мало волновали имущественные вопросы «элиты». Потому что, во-первых, почти все «народное» уже давно частное, и делить практически нечего. Во-вторых, имущество должно приносить прибыль. В-третьих, задача каждого патриота – защитить отечественного производителя и наполнить бюджет.

После того, как «Международные авиалинии Украины» решили потребовать от Украины компенсацию за приход на рынок «Ryanair», Игорь Коломойский окончательно перешел из разряда «спасителей государства» во «враги государства». Хотя с самого начала он был «акционером государства». Им и остается, несмотря на то, что позиции его ослабли. Просто человек контролирует аэропорт и имеет все основания полагать, что его право зарабатывать приподняли конкуренты. Совсем недавно его «коллега по олигархическому цеху» Фирташ едва не получил возможность собирать деньги «на содержание газовых труб». Ему это пока не удалось, а схема «Роттердам +» Ахметова успешно работает. И вся страна с нетерпением ждет осени, новых экономически обоснованных тарифов и улучшения субсидий.

Ошибкой было бы думать, что подобным экономическим паразитированием занимаются исключительно плохие олигархи, зато на низшем уровне у нас капитализм с человеческим лицом. Классические таксисты, например, так же инвестировали в лицензии и другие разрешения, поэтому и боролись с Uber-ом. Пикетами, жалобами, проверками. Импортеры и «производители» автомобилей воюют с «польскими бляхами», не инвестируя в качество, и даже не в снижении пошлины на импорт, а в запреты для «нелицензионных» импортеров. Владельцы визовых центров, логично, были против безвиза. Но им проще, можно легко переквалифицироваться на «поклейку» биометрических паспортов без очереди.

Все это называется рента. Но ее источником в наших реалиях является не право собственности на что-то, а возможность «влиять на процессы». Имеешь возможность влиять на тарифную политику – вот тебе экономически обоснованная цена на киловатт. Если же ты не олигарх, а деятель локального масштаба – занимайся МАФами и продажей алкоголя. Неизменным является принцип борьбы за добавленную стоимость – платит конечный потребитель, а с конкурентами борются государственно-административными методами.

Соответственно, в каждой «теме» есть элемент бюрократического лоббизма, без которого ничего не получится. А вопрос собственности здесь на самом деле даже не второстепенный. Ибо аэропорт может быть хоть государственным, хоть коммунальным, никакой «лоукост» там не приживется. На самом деле контролировать государственный спиртзавод даже интереснее, потому что все расходы можно покрыть за счет собственника (государства), зато доходы вывести тихо и без лишнего шума.

И вот представим себе, что достаточно амбициозный человек решает развить свой бизнес в Украине, но не имеет желания играть по существующим правилам. Долго он протянет в нашей «конкурентной среде»? Сам, без поддержки «группы влияния».

Легко обвинять кого-то в «бегстве» за границу, если собственное место в пищевой цепочке полностью удовлетворяет незамысловатые запросы. Еще легче говорить о «кризисе переходного периода» и про «вот-вот все начнет налаживаться». Но мы понимаем, что не начнет. Что вот это оно и есть – завершенная феодальная модель. Без института собственности, без конкуренции, с комсомольскими массовками вместо политики и пародией на правосудие.

Это же не просто «кадры» выезжают «рабочая сила». Это исчезает надежда на какую-то конкуренцию. А без нее никакой чернозем или ниже, чем в Китае зарплата работника, географические преимущества не спасут.

Можно возразить, что есть ИТ-сектор. Есть, потому что там расходы на «смотрящего» даже на среднем уровне выше, чем возможные доходы от «крышевания». Это не труба с газом, здесь контроль получается дорогой и неэффективный. А высший уровень почему-то «идет в политику». Очевидно, улучшать нашу с вами жизнь. Не за политической же крышей люди ломятся в раду.

Но есть и позитив. Как говорят на селе, «не переживай, наши лопаты у нас никто забирать не будет».

Автор: Назар Кись


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки