Донецкий клан. В демократию как в карты

После того как в 2004 году РФ и ее сателлиты в Украине окончательно потеряли шанс захватить власть в одностороннем порядке, они перешли к другой тактике. Используя постмодернистскую логику Владислава Суркова, решили бороться против украинской демократии, используя эту же демократию.

То есть притвориться оппозицией, мол, мы просто представляем «другое мнение» и «демократично опонуємо». Поэтому как можно нас преследовать или бороться за прямую деятельность против Украины, это же нетолерантно. И вообще оппозицию в соответствии со всеми европейскими нормами надо лелеять и уважать. А дальше механизм простой и действенный, вся страна его видела в течение 2006-2010 годов. Сначала начать торг, потом вбить клин в новую власть, потом самим прийти к власти и отомстить, свернув демократию как ненужный и вредный атавизм, пишет издание Тыждень.

Единственное, где ошиблись кремлевские вожди в своих расчетах, то это в мотивации людей, которых они выбрали на роль волков в овечьей шкуре. Ведь представители Партии регионов на самом деле оказались лишь теми, кем они и могли быть вороватыми бывшими комсомольцами, директорами шахт, что проворовались, и откровенными бандитами, которые не понимают других целей, кроме как деньги, поэтому не способны на любой серьезный чин в условиях войны.

Читайте также: Реинкарнация зла в Украине. В чем «секрет успеха» Партии регионов и возможно ли ее возвращение к власти

Самая большая проблема Украины за последние минимум 15 лет заключается в том, что место оппозиции захватило политическое крыло объединенной донецкой организованной преступной группировки под всем известным названием «Партия регионов» (ПР). Эффективность этой структуры в смысле достижения нужного Кремлю результата, безусловно, была достаточно высокой, однако не имела ничего общего с реальной политической силой. Фактически с самого начала своего существования она имела три составляющие: просто падких до денег бизнесменов, «красных директоров» с криминальным душком и прямой агентуры РФ. И различить их обычно почти нереально.

Почему? Потому что опять же с середины 1990-х годов, когда в недрах кремлевской администрации сформировался клан силовиков, который готовил реванш, он четко понимал, на кого может в этом опереться. На организованный криминал, который тогда стал фактически второй властью на территории и Украины, и России. Тем более на Донбассе, где и уголовные традиции были наиболее постоянными, и местная власть не имела никаких ограничителей и стоп-кранов. А границ между бывшими территориями СССР в Москве тогда не признавали, как, собственно, и теперь. Особенно когда речь идет о огромные деньги.

Итак, схема сотрудничества была проста. ФСБ гарантировала криминальным кланам, которые брала в разработку, «крышу» и заработок. А за это ОПГ использовали в своих целях. В частности, по такой схеме происходило сотрудничество с печальноизвестным «солнцевской» группировкой. Через нее же российские чекисты-бизнесмены начали сотрудничать и с все более мощным донецким кланом. Кстати, поговаривают, что за убийством Ахатя Брагина — человека, который породил Рината Ахметова, — вполне могли стоять именно московские кураторы, которым никак не удавалось договориться с немного «старорежимным» тогдашним лидером донецкого ОПГ. Не исключено, что в борьбе за то, чтобы иметь «своих» бандитов, были убиты и Владимира Щербаня — главного конкурента группировки Ахметова.

Уголовники, коррумпированная власть Донетчины и «красные директора» от самого начала не имели никаких сантиментов к любой законности. Зато у них были четкая цель, стремление к накопления и почти зверино-родовая сплоченность, то есть классические признаки мафии. Для этих людей не имело никакого значения, как именно они достигнут цели — власти, что даст возможность беспрепятственно зарабатывать. Так же не имели значения идеология, лозунги, риторика.

То есть если бы им было выгодно и это гарантировало результат, то они с такой же грацией слона в посудной лавке «топили» бы за украинский язык и независимость. Однако они, как болезненный нарост, выросли в краю, где результат давали навколорадянські лозунги и пророссийский курс. Именно поэтому их и выбрали. Какое это имеет отношение к реальной политической оппозиции или партии как таковой — вопрос, очевидно, риторический.

Читайте также: Украина не состоялось как государство - Кравчук

Выбор союзника, то бишь патрона, был очевиден, особенно в условиях, когда на уровне криминалитета связи уже работали. То есть называть ПР от самого начала проектом Москвы было бы неправильно. Не потому, что это погрешит против правды, ведь в результате все так и произошло. Нет, здесь вопрос в том, что не хочется преувеличивать вес мелочных, по большому счету, персонажей — лихих комсомольцев вроде Ефремова или вчерашних уголовников, которые, как Янукович, доросли до уровня завгаров и которые в погоне за длинным рублем попали на крючок российских спецслужб, хотя сначала думали, что просто «делают бизнес» с идейно и практически близкими для себя людьми.

После Оранжевой революции Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко быстро разругались и открыли перед регионалами, которые якобы сдали позиции, новые политические перспективы. Донецкий клан начал разыгрывать карту официальной оппозиции. А оппозицию в европейской стране «мочить» нельзя. Именно таким образом, тихой сапой донецкие сначала выиграли выборы 2007-го, когда им совсем немножко не хватило до обретения полной власти. Параллельно они делали бизнес, но уже с пониманием и намеками из Москвы, что теперь только откатами не обойдется — надо отрабатывать и на идеологическом фронте. Регионалы не сопротивлялись. В итоге 2010-го они таки победили, и казалось (особенно после подписания харьковских соглашений и посадки Юлии Тимошенко), что навсегда. И что Россия таки выиграла Украину.

Но тут же сыграл фактор полного отсутствия в Партии регионов любой идеологии или принципов. Они могли сколько угодно обвешиваться георгиевскими ленточками и пугать бандеровцами, однако делали это не потому, что горячо желали построить здесь «русский мир», а потому, что это просто средство удержания своего электората. Нет, конечно, среди них были и откровенные фрики типа Олега Царева или Вадима Колесниченко, но то было скорее исключением из правил.

Прозападную риторику, которая некоторое время была присуща Януковичу, немало людей в ПР восприняли спокойно и с пониманием дела — главное, чтобы «лавэ» капало. Ну а дальше, видимо, историю напоминать никому не надо: Революция достоинства и «русская весна» на Донбассе, где регионалов, которые пытались поторговаться с Киевом, Москва использовала для раздувания войны.

Читайте также: Донецкие элиты хотели использовать «русскую весну», но «весна» использовала их

Сейчас донецкий клан в едином политическом виде пусть и не так четко оформлен, но и до сих пор живее всех живых. Да, денег у Ахметова, как и влияния, ощутимо поубавилось. Так, Юрий Иванющенко уже не приходит лично на Банковую, а пытается проталкивать свои вопросы через лоббистов в БПП, тогда как Клименко с Арбузовым финансируют собственные медиа-активы из изгнания. Однако они постоянно делают попытки вернуться. Есть Оппозиционный блок, где поладили Ахметов и Левочкин, есть мощный медиа-ресурс в виде двух из трех самых популярных каналов страны: «Интера» и ТРК «Украина», есть огромные достатки и электоральный ресурс. Не угасает желание политического реванша, возвращения утраченного за последние два года и мести. Все как в ОПГ.

А еще, и это главное, есть риторика о том, что якобы они являются настоящей оппозицией, к которой надо прислушиваться. Это делается прежде всего в надежде на то, что Запад, не говоря уже о своих избирателях, снова не увидит разницы между мафиозной структурой и реальной альтернативной политической позицией. Все как и 10 лет назад.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас