Зачем Порошенко дал Клюеву возможность сбежать в Россию?

Порошенко и КлюевМожно ли было не допустить исчезновения Сергея Клюева? Ответ, который хочется услышать всем,— да. Но в действительности его “пропажа” была неизбежной, пишет Сергей Лещенко на страницах издания Новое Время.

Клюев сбежал. После такой новости хочется простых ответов на сложные вопросы, хочется прокричать “Зрада!” или "Нас сливают!". Но жизнь сложнее, чем хотелось бы думать, сидя в Facebook. Во всем, что происходит, нам стоит винить самих себя — за то, что 25 лет строили страну, где от коррупции прогнили все здание от фундамента до крыши.

Весной этого года из санкционного списка ЕС исключили Алексея Азарова, сына бывшего премьера, владеющего тремя домами в Вене, одним в альпийской деревне Мария-Целль, а также виллой в городке Ольбия на Сардинии. Генпрокуратура только под давлением общества возбудила уголовное дело против Азарова-младшего по статье “незаконное обогащение". Но было слишком поздно. Говорят, жену Алексея Азарова весной уже видели в магистрате Вены — вероятнее всего она оформляла документы на ПМЖ в Австрии. Так закончился год после Майдана для сына главного идеолога “той Украины".

Следующий пересмотр санкций ЕС был в начале июня 2015 года. Собственно, к этой дате Генпрокуратура обратилась в парламент за снятием неприкосновенности с Сергея Клюева, политика и бизнесмена, брата бывшего главы Администрации президента Виктора Януковича.

Читайте также: Жить по-новому. Обещания Порошенко – первый год

3 июня депутаты приравняли Клюева в правах к простым смертным. На следующий день он был приглашен в прокуратуру, где ему собирались присвоить статус “подозреваемого”. Однако Клюев не появился и через несколько дней был обьянлен в розыск.

Можно ли было избежать исчезновения Клюева? Ответ, который хочется услышать всем, да. “Нужно было надеть наручники прямо в зале парламента!” — говорят любители простых ответов на сложные вопросы. Для этого прокуратура должна была ходатайствовать о его задержании и аресте.

Но, если разобраться, Клюев оставил стены Рады еще до голосования. А статья, по которой он подозревается, предполагает другую меру пресечения, не арест. Поэтому следователь собирался затребовать с Клюева залог 170 млн грн — эквивалент полученной из бюджета безвозвратной помощи.

В итоге Клюев исчез, вызвав всплеск негодования в обществе. “Прошло полтора года после расстрела Майдана, но никто не наказан!" — негодуют социальные сети. Не хочется расстраивать читателей, но никого и не накажут — все организаторы расстрелов живут в России, которая их не выдаст. На скамье подсудимых окажутся только те беркутовцы, которые не успели сбежать, но их фамилии не удовлетворят никого.

Читайте также: Украина после Евромайдана: кривое внешнеполитическое зеркало

Главная проблема Генпрокуратуры не в том, что Клюев сбежал. А в том, как там коммуницируют с обществом. Боятся говорить правду, подыгрывая популистам. Тогда как-то людям нужно объяснять, что происходит.

Например, знаете ли вы, что Украина получила отказ от Интерпола на запрос об объявлении в розыск Виктора Пшонки? Хотя у нас даже вступил в силу приговор против подельников экс-главы ГПУ, который подозревается в разворовывании денег при ремонте здания Генпрокуратуры. Мы все понимаем, что коррупционная вертикаль не могла заканчиваться только Пшонкой. Но Интерпол не хочет никого слышать — украинские прокуроры даже начали подозревать, что в штаб-квартире организации их “клиентов” ведет какой-то россиянин.

Многие апеллируют: “Почему прокуратура не судит соратников Януковича заочно?” А знаете ли вы. что заочный судебный процесс возможен только после того, как фигуранта объявят в международный розыск? И снова — по линии Интерпола. Так написано в законе. А Интерпол отказался ставить красный флажок не только возле фамилии Пшонки, но даже напротив командира спецроты Беркута Дмитрия Садовника, который подозревается в расстреле Майдана. Почему? Потому что по всем делам в отношении старой украинской власти Интерпол объявляет в розыск только за экономические преступления, а в деле Садовника видит “политические элементы".

Расстрел Майдана не подошел даже для того, чтобы объявить в розыск Януковича. Сегодня он есть на сайте Интерпола за аферы вокруг Укртелекома, а не из-за убийств Небесной сотни. Еще один парадокс, который Генпрокуратура не объяснила обществу, боясь гнева.

А знаете ли вы. что пресловутый санкционный список Европейского Союза на самом деле формировался в Украине? Все эти фамилии людей окружения Януковича и. о. генпрокурора Олег Махницкий переслал 3 марта 2014 года верховному представителю ЕС Кэтрин Эштон. А еще через три дня Евросоюз ввел санкции. Но почему в списке оказались Клюев, Дмитрий Табачник и Раиса Богатырева, но не нашлось места Дмитрию Фирташу, Юрию Бойко и Сергею Левочкину? Кто договаривался в первые дни после падения Януковича? Сколько стоило их невключение в черный список для Брюсселя? Ответа на этот вопрос нет.

Надо быть честным с обществом — и не покрывать соратников по Майдану, а наказывать за саботаж и сговор. Чтобы каждый следующий генпрокурор боялся повторить судьбу предыдущего, пишет Сергей Лещенко


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас