Чем интересны Украине рынки стран Юго-Восточной Азии

Августовский визит президента Украины в Индонезию и Малайзию актуализировал тему украинских интересов в странах Юго-Восточной Азии. Наряду с официальными реляциями чиновников об успехах украинских поставщиков зерна и перспективы сотрудничества в других отраслях заметной была и скептическая реакция значительной части украинцев: возмущение высказываниями Порошенко в бедных азиатских государствах про дешевую рабочую силу в европейской Украине, сомнения в перспективах сотрудничества Украины со странами региона и иронические выпады о «торговле бананами».

Эта ситуация в очередной раз обнаружила все еще очень стереотипное восприятие значительной частью украинского общества как современного мира (особенно отдаленных регионов), так и места и перспектив в нем Украины. Ведь при нынешней структуры украинской экономики и экспорта, а также тенденций их развития увеличение продажи отечественных товаров в страны Юго-Восточной Азии имеет все основания расти значительно более быстрыми темпами, чем в ЕС, пишет издание Тыждень.

В отличие от ЕС там нет квот на продукцию АПК, ощутимый дефицит ее производства, уже сейчас больше (не говоря о перспективе 10-20 лет) численность менее требовательных потребителей. И в придачу обычно значительно проще процедуры сертификации продукции, чем в ЕС или даже в Китае.

Перспективный рынок для Украины

Количество жителей в странах Юго-Восточной Азии достигло 640 млн, а к 2030 году, по прогнозу ООН, должна вырасти по крайней мере до 725 млн. В пяти государствах региона уже сейчас проживает значительно больше людей, чем в Украине. А три из них большие, чем любое европейское государство — это Индонезия (261 млн), Филиппины (103 млн) и Вьетнам (95 млн). Таиланд (68 млн) уступает только Германии. До 2030-го в Индонезии количество жителей должно возрасти до 300 млн, на Филиппинах — до 124 млн, во Вьетнаме — до 100 млн. В Таиланде в то время должно проживать 68 млн человек, в Мьянме — более 60 млн, а в Малайзии — более чем 36 млн. Для сравнения: в Украине без оккупированных территорий уже сейчас менее 39 млн человек (даже если считать тех, кто фактически находится на заработках за границей), и их численность продолжает уменьшаться.

При этом особенностью большинства стран Юго-Восточной Азии является очень высокая плотность населения и, как следствие, ограниченные возможности удовлетворения потребностей населения быстро растет, в пищевых продуктах. Например, на острове Ява в Индонезии проживает около 150 млн человек, хотя его площадь (132 тыс. км2) почти в пять раз меньше территории Украины. Вьетнам (330 тыс. км2) и Филиппины (300 тыс. км2) вместе имеют территорию, чуть большую чем Украина, однако при этом уже сейчас почти в пять раз больше жителей. Значительная часть территории малопригодна для земледелия. Площадь пашни в Индонезии, Вьетнаме и на Филиппинах вместе взятых меньше, чем в Украине, тогда как население уже свыше 450 млн человек, а к 2030 году, ожидается, будет более 520 млн.

Спрос на продовольствие в странах региона динамично растет через одни из самых высоких в мире темпы экономического развития. Реальный ВВП с 1990 года вырос в Камбодже в 6 раз, Вьетнаме — в 5,35, Лаосе — в 5,2, Мьянме — в 4,3 (с 1999 года), Сингапуре — в 4,25, Малайзии — более 4, Индонезии — в 3,35, в Таиланде и на Филиппинах — в 2,8 раза.

Скачок за последнюю четверть века дает основания рассматривать их вместе с некоторыми другими государствами Азии, Африки и Латинской Америки как составляющие нового пояса роста, что должен прийти на смену Китаю. В его основе наращивание производства экспортоориентированных технических сельскохозяйственных культур и природных ресурсов, и развитие новых промышленных мощностей, преимущественно в трудоемких отраслях.

Чтобы лучше понять масштабность такого экономического рывка стран региона, нужно принимать во внимание, что в Украине реальный ВВП в 2015-м был в 1,75 раза меньше, чем в 1990-м, и лишь в 1,4 раза больше, чем в 1999 году (после обвала 1990-х).

В результате по уровню экономического развития большинство стран Юго-Восточной Азии значительно опережают Украину, а средние доходы жителей по крайней мере половины из них больше, чем у украинцев. В 2015 году номинальный (в текущих ценах) валовой внутренний продукт (ВВП) на одного человека в Украине был на уровне аналогичного показателя во Вьетнаме ($2,1 тыс.), несколько ниже, чем в Тимор-Лешти ($2,2 тыс.), и лишь незначительно выше по сравнению с Лаосом ($1,8 тыс). Существенно больше украинские были показатели в двух государствах региона с самым многочисленным населением: Индонезии ($3,4 тыс.) и на Филиппинах ($2,9 тыс.). А в Малайзии ($9,6 тыс.) и Таиланде ($5,7 тыс.) вообще находились на уровне восточных стран — членов ЕС.

Оценка с учетом различной стоимости жизни в отдельных странах, которая измеряется в долларах по паритету покупательной способности (ППС), благоприятнее для Украины, учитывая то, что ряд товаров и особенно услуг в Украине значительно дешевле, чем в странах Юго-Восточной Азии. В то же время она иллюстрирует колоссальные изменения, которые произошли в соотношении уровня развития экономики Украины и стран региона.

Самые богатые его государства уже давно имеют более высокие показатели, чем страны ЕС или США. Например, ВВП по ППС в расчете на одного жителя составил в 2015 году в Брунее $79,6 тыс., в Сингапуре – $85,3 тыс.

В то же время большинство государств региона в начале 1990-х действительно существенно уступали Украине (за исключением Малайзии, которая находилась примерно на одном с ней уровне), а сегодня вышли по крайней мере на наш уровень или превысили его.

По данным МВФ, ВВП по ППС в расчете на одного жителя в Малайзии 1990 года составил $6,8 тыс., а 2015-го достиг $26,3 тыс. (для сравнения: в Польше и Греции — $26,5 тыс.); в Таиланде он равнялся соответственно $4,3 тыс. и $16,1 тыс. (для сравнения: в Болгарии — $19,1 тыс., Румынии — $20,8 тыс.); в Индонезии — менее $2,9 тыс. и $11,1 тыс.; на Филиппинах — $2,6 тыс. и $7,25 тыс. (2016-м ожидается $7,6 тыс.).

Еще более заметными были успехи бедных государств региона. Так, во Вьетнаме в 1990 году ВВП по ППС составлял менее $1 тыс. на лице, в 2016-м ожидается $6,4 тыс. (а к 2020-му — $8,4 тыс.), в Мьянме 2016-го этот показатель ожидается на уровне $6 тыс. (а к 2020-му — $8,4 тыс.). Как видим, и здесь речь идет о крайне незначительное отставание от Украины, где ВВП по ППС в 2015-м составил менее $8 тыс.

Таким образом, страны Юго-Восточной Азии по крайней мере не беднее Украины. Уровень доходов у многих из них близок к восточным государствам — членам ЕС. Однако они имеют значительно большее количество потенциальных потребителей наших товаров (особенно недорогих), динамичные темпы роста экономики и доходов. Наконец, наращивание поставок ряда отечественных товаров предполагает конкуренцию не с местными производителями, а с поставщиками из третьих стран, что минимизирует угрозу разнообразных искусственных препятствий на их пути.

Большие изменения: Китай вытеснил Украину

Присутствие украинских производителей на рынке стран АСЕАН (региональная ассоциация, в которую входят все страны региона, кроме Тимор-Лешти) после мирового экономического кризиса 2008-2009 годов кардинально изменилась. Еще в 2008-м свыше 89% всего объема нашего экспорта туда составляли черные металлы и азотные удобрения. Однако с тех пор украинские производители быстро и последовательно теряли эти рынки в пользу поставщиков из Китая.

Поставки нашего металла уменьшились с $1,3 млрд в 2008-м и $0,92 млрд в 2010-м до $0,27 млрд в 2014-м и $10 млн в 2015-ом. При этом общий объем импорта продукции черной металлургии из-за пределов региона между 2010-м и 2015-м оставался примерно на одном уровне — около $32 млрд. А в бедных, и в динамичных экономиках они даже выросли: в Мьянму — с $0,22 млрд до $0,98 млрд, на Филиппины — с $1,2 млрд до $1,7 млрд, во Вьетнам — с $7,1 млрд до $7,9 млрд.

Однако украинские поставщики не смогли воспользоваться этим через наступление китайских конкурентов: их поставки увеличились с $5 млрд в 2010-м до $13,15 млрд в 2015-м и дальше стремительно растут, несмотря на падение цен на единицу продукции. Ради справедливости отметим, что под давлением китайцев не только почти прекратились поставки из Украины, а и существенно уменьшилось присутствие компаний из таких мощных дальневосточных игроков металлургического рынка, как Япония, Южная Корея и Тайвань. А из России, США, Австралии, Великобритании и Германии они уменьшилась в разы.

Так что шансов вернуться на рынок стран Юго-Восточной Азии у украинских металлургов, скорее всего, не будет: наша устаревшая металлургия не способна конкурировать с созданными за последние 10-20 лет современными комбинатами в Китае.

Аналогичная ситуация и с азотными удобрениями, которых из Украины в страны Юго-Восточной Азии еще в 2012-ом было продано на $54,8 млн. В 2014-м объем поставок уменьшился до $21,1 млн, что составило менее 1% их импорта странами АСЕАН, в 2015 году была завезена лишь незначительная партия украинских азотных удобрений в Малайзию (6,74 тыс. т на $1,73 млн), а с начала текущего их не поставляли вообще.

Как и с металлом, в последнее время здесь идет активная экспансия китайских производителей: несмотря на резкое падение цен на химическую продукцию, они нарастили свои поставки с 2010 по 2015 год с $0,68 млрд до $1,06 млрд. Ведь имеют не только современные производственные мощности, но и географическую близость. Сохраняют позиции и поставщики из России и Норвегии, которые имеют большую внутреннюю добычу сырья для производства этих удобрений — природный газ. Поэтому перспективы восстановления присутствия украинских поставщиков азотных удобрений в странах Юго-Восточной Азии также кажутся сомнительными.

Зато Юго-Восточная Азия за последние годы значительно нарастила импорт зерновых. Несмотря на падение мировых цен, импорт пшеницы странами региона вырос с $3,4 млрд в 2010-м до $5 млрд в 2014-м и $5,3 млрд в 2015-ом. Крупнейшими ее поставщиками в прошлом году были Австралия ($2,16 млрд), США ($1 млрд) и Канада ($0,8 млрд). Однако Украина имеет все шансы потеснить их уже в ближайшее время: наши поставки в денежном выражении выросли с $29,8 млн в 2008-м до $211,14 млн в 2014-м и $0,56 млрд в 2015-м, а физические объемы еще существеннее на фоне падения цен на зерно. В частности, в 2015-м они составили 3,57 млн т.

В этом году тенденция сохраняется, поэтому по крайней мере более отдаленные США и Канаду есть шанс потеснить. Уже сейчас Украина лидирует по поставкам пшеницы в Таиланд, борется за второе-третье места в Индонезии, Филиппинах и Малайзии. Из-за проблем с сертификацией, вызванных прошлогодним скандалом, наше зерно фактически не попадает на емкий рынок во Вьетнаме (импорт — около $0,6 млрд ежегодно, то есть больше за все поставки Украины в регион в 2015-м).

Перспективные ниши для Украины

В последнее время отечественный экспорт в страны АСЕАН стремительно растет. В частности, за первые семь месяцев 2016-го он составил $574 млн против $215,4 млн за аналогичный период 2015-го. Однако это происходит почти исключительно за счет пшеницы. Ее доля в наших поставках на Филиппины 2015-го составляла 96,2%, в Индонезии — 85%, Таиланда — 77,7% (да и то лишь благодаря большой доле поставок оружия). Тогда как большая часть других украинских товаров, в частности и тех, со сбытом которых у наших производителей в последние годы серьезные проблемы, в регионе все еще либо не продаются, либо реализуются в незначительных объемах лишь в некоторых странах.

Пробными остаются даже поставки украинской кукурузы, которой в целом мы экспортируем примерно столько же, как и пшеницы, а в некоторые годы даже больше. В 2015-м они составляли лишь 46 т до Вьетнама. При этом общий импорт кукурузы в страны АСЕАН в течение последних пяти лет динамично рос (с $1,7 млрд в 2010 году до $3 млрд в 2015-м). Поэтому увеличение урожая этой культуры в Украине откроет возможности для наращивания ее экспорта в страны Юго-Восточной Азии. Тем более что основными конкурентами Украины в регионе есть не менее удаленные от него Бразилия и Аргентина.

Однако значительно интереснее рынок стран Юго-Восточной Азии может быть для Украины с точки зрения сбыта продовольственной продукции с более высокой долей добавленной стоимости. Потенциал ее экспорта туда по крайней мере не меньший, чем зерна, которое, очевидно, будет доминировать в наших поставках в ближайшие годы.

Всего в 2014 году регион импортировал мяса птицы на $0,8 млрд, и эти объемы стремительно возрастают (в 2010-м было всего $0,45 млрд). Причем в последнее время наблюдается заметная динамика и поставок из стран ЕС (с $70,5 млн в 2014-м до $105,3 млн в 2015-м), производители которых, как известно, имеют низкую конкурентоспособность в производстве этой продукции по сравнению с украинскими. Основными потребителями мяса птицы здесь является Сингапур, который в 2015 году импортировал продукции на $250 млн, Филиппины ($175,8 млн), Малайзия ($113 млн). Во Вьетнам в 2014-м ее было ввезено на $104,5 млн.

Из Украины в Юго-Восточной Азии курятины в прошлом году продали лишь 4,3 млн кг на $2,7 млн, предпочтительно до Вьетнама, а также пробные партии до соседних с ним Лаоса и Таиланда. До остальных стран региона включительно с такими крупнейшими потребителями, как Сингапур и Филиппины, поставок не было. В 2016-м они динамично растут. В частности, во Вьетнам за первое полугодие поставки составили 2,4 млн кг на $1,8 млн, увеличился экспорт в Таиланд (0,45 млн кг), начались поставки в Малайзию (0,16 млн кг). Однако эти объемы имеют потенциал роста в ближайшие годы в десятки, а то и сотни раз, что даст возможность создать в Украине тысячи дополнительных рабочих мест.

Свинины страны Юго-Восточной Азии импортировали в прошлом году на $533 млн, и объемы также стремительно растут (с $313,4 млн в 2010-м), несмотря на падение цены за единицу продукции. Основными импортерами здесь также есть Сингапур ($253,8 млн), Филиппины ($111,5 млн) и Вьетнам ($108,7 млн). К ним свинина поступает преимущественно из ЕС, Бразилии, Канады и США. С Украины ее экспорт в регион хоть и динамично растет (с 77 тыс. кг за весь 2015-й до 153 тыс. кг за первое полугодие 2016-го), однако остается весьма незначительной ($0,13 млн) и ограничивается лишь одной страной региона — Вьетнамом.

Тем временем свинина, в отличие от мяса птицы, не может поставляться в расположенных рядом с нами крупных импортеров продовольственной продукции с мусульманским населением в Северной Африке и на Ближнем и Среднем Востоке. Поэтому поиск альтернативных закрытом российском рынков сбыта свинины остается очень актуальным. Ведь сейчас именно их отсутствие сдерживает потенциал неоднократного наращивания производства свинины в Украине, а следовательно, и связанного с этим увеличения рабочих мест и доходов сельского населения. Зато в странах АСЕАН мусульман меньше чем 50% и сосредоточены они преимущественно в Индонезии и Малайзии.

Юго-Восточная Азия также является перспективным рынком сбыта для ряда продуктов переработки сельскохозяйственного сырья.

Украина является крупнейшим поставщиком в страны упомянутого региона подсолнечного масла: 2014 года наша доля превысила 50% ($67,6 млн), а в 2015-м поставки выросли еще более чем в 1,5 раза — до $115,39 млн. Однако сейчас фактически все масло поступает к одной стране — Малайзии ($114,5 млн). До Мьянмы, Вьетнама, Сингапура и Таиланда реализовывали символические партии по несколько сотен тысяч литров. Поэтому потенциал наращивания экспорта остается высоким.

Уже сейчас в страны Юго-Восточной Азии сбываются значительные объемы продукции мукомольно-крупяной промышленности ($15,4 млн в 2015 году). Преимущественно в Индонезии ($9,3 млн), Вьетнама ($3,7 млн), Филиппин ($2,2 млн) и Малайзии ($0,2 млн). За первое полугодие месяцев текущего года начались поставки муки в Сингапур (4,3 млн кг на $0,77 млн) и резко возросли до Малайзии (3,6 млн кг на $0,65 млн).

В 2015-м в Индонезии (173,5 тыс. кг на $3,58 млн) и Таиланд (45,1 тыс. кг на $0,95 млн) и дальше росли объемы поставок яичного порошка, до Вьетнама — кондитерских изделий из сахара (на $1,5 млн). На Филиппины, во Вьетнам и Таиланд в прошлом году было экспортировано почти 1 млн кг сгущенных сливок и молока (на $1,25 млн). От начала 2016-го они поставляются также в Малайзии (1,85 млн кг на $2,4 млн). В регионе все больше покупают украинскую сухую сыворотку. В прошлом году значительные объемы были направлены во Вьетнам (2,89 млн кг на $1,59 млн) и Мьянмы (1,64 млн кг на $1,05 млн), а в первом полугодии 2016-го начались ее поставки и Филиппинам (0,47 млн кг на $0,22 млн).

Однако соответствующие объемы поставок далеки от возможностей украинской пищевой промышленности. До сих пор совсем не экспортируются в региона и украинские сырные продукты, которые при этом наши производители активно продвигают на рынок Китая.

Основной недостаток рынка АСЕАН для украинских поставщиков продовольствия — расстояние и логистика с регионом. Однако этот фактор не такой уж и критичный, если учесть, что большинство наших конкурентов за продовольственной группой товаров находятся примерно на том же расстоянии от региона, что и Украина. Это касается и аграрных штатов США, и Бразилии ты Аргентины и стран ЕС. Единственные конкуренты, которые имеют очевидные логистические преимущества перед Украиной на рынке АСЕАН — Австралия (пшеница и мясо) и Новая Зеландия (молочная продукция).

Не продуктами едиными

Пример Вьетнама свидетельствует и о немалых перспективах наращивания поставок в Юго-Восточной Азии украинских медпрепаратов. Эта страна стала одним из крупнейших импортеров продукции украинской фармацевтической промышленности, значительные и темпы роста поставок наших лекарств (с $29 тыс. в 2010-м до $4,6 млн в 2015-м).

Импорт медпрепаратов региона АСЕАН стремительно увеличивается: с $5,4 млрд в 2010-м до $7,3 млрд в 2015-ом. Крупнейшими импортерами в прошлом году кроме Вьетнама ($1,37 млрд) были Таиланд ($1,5 млрд), Сингапур ($1,2 млрд) и Малайзия ($1,14 млрд). Стремительно растут поставки лекарств также до Филиппин (с $0,6 млрд в 2010-м до $0,99 млн в 2015-м), Индонезии (с $0,32 млрд до $0,55 млрд), Мьянмы (с $0,16 млрд до $0,34 млрд).

Продажа каждой из этих стран даже сопоставимых с нашими поставками во Вьетнам объемов медпрепаратов способен превратить регион в ведущий рынок сбыта украинской фармотрасли и способствовать наращиванию производства в ней. Тем более что сейчас мы очень отстаем по экспорту лекарств в АСЕАН даже от соседних стран: из Польши их поставляется на $54,7 млн, Турции — на $41,4 млн, Венгрии — на $21,3 млн, Болгарии — на $18,6 млн.

Поставки продукции украинского машиностроения региона разнообразны, но в то же время нестабильные. В некоторых странах после завершения того или другого контракта они уменьшаются в десятки, а иногда и в сотни раз. А после заключения очередного договора происходят прыжки вверх. Однако по региону одни страны балансируются другими, поэтому общие поставки в страны АСЕАН вот уже длительное время составляют несколько десятков — около сотни миллионов долларов в год. Это не считая поставок вооружений по военным контрактам, как бронетехники в Таиланд, что также обеспечивают украинским компаниям десятки миллионов ежегодно.

В некоторые годы регион импортировал значительные объемы нашей продукции транспортного машиностроения (например, в 2008-2010-м на $21-24 млн ежегодно). В 2012-2013-м объемы упали до $11,6–13 млн, а с 2014-го поставки вообще прекратились. Импортировались туда в первую очередь спецтранспорт, а также грузовики (на $6,5 млн в 2013-м). В некоторые годы осуществлялись спорадические поставки авиатехники (на $12,7 млн в 2009-м) и деталей к ней ($6,3 млн в 2013-м). В 2010, 2011 и 2012 годах произошли значительные поставки радиооборудования (соответственно на $34,9; $21,5 и $14,3 млн). Вырос и продажу Украиной до стран АСЕАН турбодвигателей и газовых турбин (с $2,8 млн в 2009-м до $16,2 млн в 2014-м).

Чтобы сделать поставки стабильными и обеспечить для них перспективу роста, не обойтись без активной позиции государства в их кредитовании и страховании. Иначе Украина и дальше пасти задних на емком и динамичном рынке продукции машиностроения стран АСЕАН (в 2015 году почти $0,5 трлн). Причем это касается как промышленного и энергетического оборудования, так и самой разнообразной техники от грузовиков, спецтехники, тракторов в украинских самолетов.

Например, регион является крупным импортером самолетов и вертолетов, а также запасных частей к ним, импорт которых в прошлом году достиг $18,7 млрд). Импорт грузовиков вырос с $3,8 млрд в 2015 году до $5,7 млрд в 2015-ом. Первенство удерживает Вьетнам ($0,36 и $2,14 млрд), однако стремительно растет он и в Мьянму (с $68,3 до $693 млн).

Еще динамическое увеличивается импорт тракторов: в 2010-м — на $0,88 млрд, а в 2015-м — уже на $1,94 млрд. Крупнейшими покупателями соответствующей техники также есть Вьетнам, который демонстрирует впечатляющие темпы роста закупок этой техники за рубежом: с $76,6 млн в 2010-м до $862 млн в 2015-м). Несмотря на в разы меньшие объемы, не отстают от него по темпам наращивания ее импорта и другие, более бедные страны, как Филиппины ($15,7 млн до $158,9 млн), Мьянма (с $10,9 млн до $203 млн) и Камбоджа (с $12,5 млн до $146,2 млн).

На соответствующих рынках царят Китай, Япония, Таиланд и Корея, а также США. Однако присутствуют и поставщики из других стран. Даже Турция, Бразилия, Мексика, Россия, Индия сбывают в АСЕАН тракторов на миллионы или даже десятки миллионов долларов. Поэтому по крайней мере на динамичных рынках бедных стран региона украинские поставщики тоже имеют шанс на собственную долю.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки