100 дней обновленного НБУ: регулятор против банков

100 дней нового НБУВо времена господства "семьи" банк, желавший "решить вопросы" с НБУ, знал, куда обращаться. Теперь же коррупционная вертикаль разрушена, и за "решением вопросов" стали обращаться к чиновникам средней руки. Так утверждают банкиры в неформальных беседах.

По отзывам банкиров, новое руководство НБУ демонстрирует противоречивые результаты. С одной стороны, чиновникам удалось не допустить развала банковской системы и стабилизировать основные показатели.

Отток депозитов еще продолжается, но их темпы минимальны на фоне происходящих в Донбассе событий.

К тому же, благодаря международной поддержке и отказу от интервенций, Нацбанку удается понемногу восстанавливать международные резервы.
Пока на высшем уровне работы Национального банка есть безусловный прогресс, на среднем и нижнем уровнях существует совсем иная "кухня". Она, по отзывам банкиров, напоминает процессы времен Владимира Стельмаха.

На этой "кухне" удивительным образом сочетаются формальные процессы и неформальные договоренности. С банкирами встречаются, слушают, им кивают головой, но принятие ключевых решений все равно имеет милые нюансы.

Так было и раньше. Коллизии в законодательстве всегда создавали пространство для личного творчества чиновника: разрешить или нет.

Во времена господства "семьи" банк, желавший "решить вопросы" с НБУ, знал, куда обращаться. Теперь же коррупционная вертикаль разрушена, и за "решением вопросов" стали обращаться к чиновникам средней руки. Так утверждают банкиры в неформальных беседах.

Читайте также: 100 дней новой власти: отчаянный прыжок из пропасти

Есть еще один момент, который играет не менее важную роль в работе НБУ.

Зачастую, чиновники принимают решения во вред банковской системе не для того, чтобы "напроситься на благодарность". Просто они зачастую не до конца понимают всех возможных последствий. Причина - в отсутствии внутри регулятора специалистов, которые работали в коммерческих банках.

Существует легенда, что в НБУ работают лучшие банковские специалисты. На самом деле, это не правда. Никакие образовательные программы не способны восполнить отсутствие практического опыта "на фронте".

Часто сотрудники НБУ не знают особенностей работы комбанков и специфики различных финансовых инструментов. Они выполняют инструкции.

Как и при "злочинній владі", критикующие НБУ банкиры не хотят называть своих имен. Регулятор постоянно призывает их к открытости, однако для финансистов открытость - всего лишь показуха. За любую критику их жестко наказывают, обвиняя то в спекуляциях с валютой, то в нарушении законодательства.

Конечно, к анонимным рассказам банкиров нужно относиться осторожно. Однако неформальное общение дает истинное представление о положении дел в НБУ.

Кадровый вопрос

Кто руководит ежедневной работой Национального банка, пока Степан Кубив ездит в МВФ и занимается вопросами Крыма?

Если открыть информацию о структуре НБУ, то ключевыми направлениями работы Нацбанка являются банковский надзор и монетарная политика. За них отвечают представитель "стельмаховской школы" Владимир Кротюк и экс-казначей Ощадбанка Борис Приходько, пришедший в НБУ при Игоре Соркине.

Распределение финансовых ресурсов и определение правил работы денежного рынка контролирует Елена Щербакова, которая является директором генерального денежно-кредитного департамента Нацбанка. Она почти единолично осуществляет финансовую политику регулятора.

У Кротюка за плечами огромный опыт работы в Нацбанке, однако он не профессиональный банкир. Он юрист по образованию, много лет проработавший в прокуратуре, и после этого - в юридическом департаменте Нацбанка.

Его функция - безвыездной контроль выполнения юридических требований и соответствие действий банкиров инструкциям центробанка.

По словам участников рынка, странным образом остаются незамеченными ключевые схемы, такие как завышение качества кредитов для снижения объемов резервирования, фиктивные залоги и "схемная" работа с наличными.

Отсюда - проблемы в ряде банков. При этом они как-то функционируют, даже не выполняя обязательства перед клиентами. Это сфера работы Кротюка.

Приходько гораздо лучше разбирается в коммерческом банкинге, поскольку до прихода в НБУ заведовал блоком казначейства в Ощадбанке. Однако сейчас, по словам источников ЭП, его задача сводится к тому, чтобы коммерческие банкиры слишком сильно не обманывали Нацбанк.

Приходько пришел работать в НБУ при Соркине, что ставит вопрос его лояльности предыдущей власти. По информации источников, Приходько дали знать, что его действия мониторит СБУ, и с тех пор он чрезвычайно осторожен.

В этом банкиры видят причину того, что любые решения по регулированию банковской системы НБУ принимает очень медленно. Кротюк из-за прокурорского прошлого старается ничего не подписывать, а Приходько опасается "подставы".

В отличие от них, Елена Щербакова работает в НБУ долгие годы. Во времена, когда регулятором руководили Сергей Арбузов и Игорь Соркин, она чудесно сработалась с бывшими шефами и решала множество вопросов.

Публично Щербакова уверяла население держать свои сбережения в гривне, а не в валюте. Также она утверждала, что ценовой стабильности в Украине ничего не угрожает. Это целиком совпадало с генеральной линией "семьи", которая в конце 2013 года "сорвала" гривну в девальвацию.

Смена власти лишь укрепила позиции Щербаковой. Сегодня именно она управляет валютным резервом Нацбанка, хотя формально это функция Приходько. Именно она и ее подчиненные обзванивают банки с требованием снимать заявки на продажу долларов по высокому, по мнению НБУ, курсу.

Она же угрожает банкам отключением от системы подтверждения сделок на валютном рынке "ВалКли", что грозит полной заморозкой работы банка. Именно так сегодня выглядит денежно-кредитная политика НБУ.

Поговаривают, что именно с подачи Щербаковой Нацбанк перестал выходить на валютный рынок, а в риторике Кубива появилась фраза "не единого доллара не потратили на поддержку курса". В кулуарах банкиры критикуют Щербакову якобы за не слишком порядочное поведение в отношении коммерческих банков.

"Она не держит слово. В 2013 году, когда НБУ еще проводил интервенции, много банков проиграло на продаже долларов в резервы. Звонит Щербакова, просит продать, чтобы на отчетную дату стабилизировать резервы, а потом предлагает откупить по выросшему рыночному курсу", - рассказал ЭП один из финансистов.

Как НБУ создает проблемы

Как известно, 30 мая НБУ купил на межбанке 215 млн долл. По словам банкиров, это "рисованная" статистика.

"К нескольким банкам обратились от Щербаковой с требованием продать валюту регулятору. Еще нескольких заставили купить сберегательные сертификаты НБУ по ставке около 4,5% годовых при реальной стоимости гривны на межбанке 12% годовых", - говорит другой банкир.

Его слова подтверждает статистика НБУ: в конце мая банки выкупили рекордный объем депозитных сертификатов. К чему это привело?

Существует понятие обязательного резервирования. Банки обязаны ежедневно размещать на корсчете в НБУ часть гривны, которая есть на их счетах. Обычно в последний день месяца эта сумма существенно больше - 40% обязательных резервов за месяц.

Именно по такой схеме - принудительная покупка сберегательных сертификатов и выполнение плана по обязательному резервированию - в конце мая возник отток ресурсов с межбанка. В свою очередь, это привело к тому, что многие учреждения вынуждены были продавать валюту для выполнения нормативов.

Таким образом Щербакова пыталась показать МВФ свою способность контролировать ситуацию на валютном рынке и, что важнее, пыталась убедить зарубежных кредиторов в том, что отток валюты остановлен.

Иного варианта пополнить ликвидность, кроме как продавать валюту, благодаря Щербаковой у банков нет. Одиозное для банкиров постановление №92, согласно которому первоклассные кредиты принимаются в залог под рефинансирование с дисконтом 65% - тоже идея Щербаковой.

По крайней мере, так говорят между собой финансисты. В результате банки, которым и так нечего отдать НБУ в обеспечение по стабкредитам, быстро теряют самое качественное обеспечение.

В целом, возврат стабилизационных кредитов стал серьезной проблемой для финансистов. По новым правилам, Нацбанк имеет право предоставлять такие займы только на три месяца, хотя активно раздает годичные займы избранным финансовым учреждениям.

Поэтому банки вынуждены договариваться о нескольких продлениях таких кредитов, например, чтобы разбить годичный кредит на четыре трехмесячных периода. Однако после окончания первого периода у них в департаменте денежно-кредитной политики требуют деньги отдать.

В действиях правления Нацбанка по управлению ликвидностью банков финансисты усматривают не только непрофессионализм, но и коррупцию.

В частности, по заявлению Украинского кредитно-банковского союза, до сих пор существуют коррупционные факторы при предоставлении кредитов рефинансирования. А сам процесс получения банками займов от регулятора "остается непонятным, сложным и непрозрачным", считают в ассоциации.

В частности, стоимость стабилизационных кредитов составляет 14,5%. В то же время, для ограниченного круга банков проводятся закрытые тендеры по поддержанию ликвидности по ставке почти вдвое ниже.

К сожалению, на вопрос ЭП о коррупционной составляющей Елена Щербакова не ответила.

"Снижение ставок по кредитам НБУ, безусловно, позитивный сигнал для участников денежно -кредитного рынка, поскольку их предыдущий уровень был беспрецедентно высоким.

Вместе с тем, банковское сообщество требует от регулятора обеспечения более понятного механизма получения средств для поддержания ликвидности", - говорит генеральный директор ассоциации "Украинский кредитно-банковский союз" Галина Олифер.

Глава ассоциации также настаивает на пересмотре условий получения рефинансирования, выданного предыдущей властью до 1 марта 2014 года. В частности, она предлагает пересмотреть сроки пользования средствами.

"Есть банки, получившие существенные объемы рефинансирования под низкую ставку, которые пользуются им по несколько лет. НБУ должен стимулировать возврат рефинансирования и устранить зависимость между его получением и давлением на валютный рынок", - считает Олифер.

Кроме того, отмечают банкиры, НБУ до сих пор не разработал порядок отчета и контроля над использованием ранее полученных средств. Они намекают, что некоторые избранные банки одной рукой берут в НБУ рефинансирование якобы для возврата депозитов, а другой - выдают новые кредиты.

Почему банки платят дважды

Банкиры также обвиняют НБУ в том, что регулятор решил запустить руку в карман финансистов. И снова не обошлось без Елены Щербаковой.
Ее департамент, опираясь на закон "О противодействии финансовой катастрофе", которым вводится 0,5-процентный сбор при покупке валюты, выдал разъяснение №29-113/23395. Согласно этому документу, валютный сбор оплачивается при закрытии валютных свопов.

Своп - это временная продажа валюты за гривну с обратной ее покупкой, например, через две недели. На срок действия свопа один банк получает гривну, другой - валюту. Кто-то из них таким образом закрывал недостаток гривны, кто-то - мог пустить в оборот временно свободную валюту.

По словам банкиров, НБУ ввел "задним числом" налог на такие операции. Банки, которые помогали другим банкам гривной через валютный своп, теперь должны заплатить в сотни раз больше, чем заработали.

"Обычно своп осуществляется для регулирования ресурсной позиции. При этом сделка организовывается так, чтобы по ее истечению стороны остались "при своих". Плата за такие сделки обычно составляет 7 тыс долл на сумме сделки объемом 10 млн долл или 2% годовых на свопе сроком две недели.

Теперь Нацбанк требует платить за такую операцию 50 тыс долл сбора в Пенсионный фонд", - жалуется финансист, который не хочет называть себя.

После выхода разъяснения НБУ многие банки потеряли сотни тысяч долларов. "Все из-за неспособности чиновников нормально трактовать закон. НБУ из-за непонимания сути свопа путает заключение сделки и расчет по ней", - говорит он.

Зачем Нацбанку создавать огромные убытки у подконтрольных учреждений?

По одной из версий, введением сбора в Пенсионный фонд со своп-операций регулятор пытается заставить банкиров продавать валюту для выполнения нормативов обязательно резервирования. Если раньше для этого можно было сделать валютный своп и привлечь гривну, то теперь это невыгодно.

Еще одно новшество Нацбанка - требование платить в Пенсионный сбор 0,5% с операций, когда банк продает валюту одного клиента в пользу другого внутри своей системы. Банкиры называют это "переброской".

От разных клиентов поступают заявки на продажу и покупку валюты. Сначала банк их балансирует и покупает или продает на межбанковском рынке разницу.
Теперь НБУ считает, что с таких операций банкам нужно платить пенсионный сбор. Выглядит это так: если банк откупает у клиента валюту, а затем перепродает другому клиенту по курсу, отличному от курса покупки, то пенсионный сбор платится дважды: и банком, и клиентом.

Банкиры считают такое требование Щербаковой двойным налогообложением, хотя когда пенсионный сбор взимался в предыдущий раз, до отмены в 2011 году, таких проблем не возникало, и регулятор придерживался иной позиции. Тогда пенсионный сбор были обязаны платить лишь клиенты.

Теперь же сбор в ПФ вынуждены платить и банки, и клиенты. Логика чиновников безупречна: есть факт покупки валюты - плати в Пенсионный фонд.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки