Украинская революция и либеральная экономика. Часть 1

Украинская революция и либеральная экономикаНам пишут читатели (Владимир Толок)... Любители и профессионалы цветных, болотных и майдановых революций своим поведением в некоторых собраниях, на мой взгляд, похожих на экспонаты зверинцев (сочувствующие бабушки, их кормежка, запах нечистот, урны пожертвований, волонтеры, обслуживающие клетку, влиятельные защитники этой породы людей), здесь не найдут уроков правильного построения снежных городков в сезон дождей и иной «революционной» теории.

 

Речь пойдет об экономической революции, и хотя она как раз необходима отверженным практически во всех странах мира, статья эта обращена к думающим людям, способных (пытающихся) зажигать людей своими мыслями, а не каким-то коктейлем. 

Свой краткий очерк экономической теории начну с поверхностной характеристики экономик, повлиявших на судьбы населения планеты в последние сто лет.

Плановая и регулируемая экономика

Известно, что советская экономика в условиях экстенсивного производства успешно конкурировала с западной. Однако со второй половине 20 века благодаря научно-технической революции производство в развитых странах стало интенсивным, и в новой реальности социалистическая экономика стала проигрывать соревнование с соперником. Жизненный уровень населения социалистических стран с каждым годом все заметнее отставал от благосостояния населения западных, и когда это отставание стало критическим, плановая экономика была объявлена банкротом.

Многим показалось, что с плановой экономикой покончено навсегда, но это оказалось не совсем так. Глядя на безусловные успехи первых советских пятилеток и экономические кризисы в западных странах, английский экономист Джон Кейнс обосновал дозированное вмешательство государства в либеральную экономику. Западные страны во главе с США более или менее полно воспользовались рекомендациями Кейнса, после этого многие проблемы, в частности глубокие депрессии в экономике, действительно исчезли и экономические кризисы стали почти управляемыми. Их стало, например, возможным экспортировать в менее развитые страны, оставляя в развитых легкое биржевое волнение от них.

Плановая экономика оказалась востребованной, особенно она необходима на уровне экономических единиц - лавочников, фирм, компаний… Не планируя свою деятельность предприниматель наверняка обанкротится.

Плановая экономика идет рука об руку с тоталитаризмом, что тоже естественно и как-то оправдано среди хозяев предприятий. Госплан же СССР (объект) взял на себя роль субъекта предпринимательской деятельности, то есть попытался просчитать риски и выгоду всех производств в стране. Проделать такую сложную работу, часто зависящую от интуиции, никому невозможно, поэтому СССР и обанкротился.

Однако еще задолго до краха плановой экономики в социалистическом содружестве, ее вирус через кейнсианство заразил регулированием (плановой экономикой) все либеральные экономики мира и, соответственно, более или менее выраженной формой тоталитаризма. Насколько сильно это заражение можно судить по США, в которых из 14 наиболее важных признаков либеральной экономики, обоснованных ее теоретиком Милтоном Фридманом в книге «Капитализм и свобода», выполняется всего лишь один – контрактный набор военнослужащих.

Фридрих Хайек – австрийский экономист, лауреат Нобелевской премии по этому поводу утверждал: «…даже и вмешательства государства, не ставящие рыночную экономику под вопрос, ведут к устранению гражданских и политических свобод, …централизованная власть оказывает существенное влияние на общественную жизнь, развиваясь в сторону тоталитаризма».

В современном мире тоталитаризм существует в распыленных или концентрированных формах. Распыленный тоталитаризм свойственен странам с регулированной экономикой, а концентрированный – странам с государственным капитализмом и господством бюрократии, например, Северная Корея. Разница между ними заключается лишь в форме и величине репрессивного аппарата.

Тоталитаризм США проявляется в большей степени во внешней политике государства, чем внутренней. Они на планете, как пахан на барахолке из двухсот контейнеров. Дома он строгий, но добропорядочный семьянин, проливающий слезу при душещипательных эпизодах в сериалах, среди торговцев базара (стран) воинственный и наглый вымогатель, убийца конкурентов и мирных граждан.

США по отношению к другим экономикам действуют как субъект экономической деятельности, впрочем, так приходится действовать всем странам, и в международной борьбе за шкурные интересы имеют подавляющее преимущество в экономической силе, которую они изо дня в день демонстрируют остальным странам мира.

Несмотря на постоянные поскуливания некоторых недовольных этим положением, тоталитарный мир, пусть и рассеяно тоталитарный, не может быть многополярным по определению, у него всегда один вожак, вождь, гегемон. Конечно, можно побороться за место лидера в стае, политбюро, двадцатке, но на этом месте всегда будет находиться один субъект, и он единолично будет руководить остальными.

Банкротство регулируемых экономик неизбежно, и это, на мой взгляд, не худший вариант развития, так как без него (банкротства) все страны постепенно скатятся к глобализованному человечеству.

Глобализация процесс объективный. Она является следствием эволюции государственно оформленных рыночных систем, интеграции и унификации плановых экономик, тесно связана с процессом централизации субъектов управления, централизации власти. Воспользоваться ее результатом могут только развитые страны и более остальных среди них их гегемон. Этот процесс закончится успокоением всех и вся в американском (китайском) концентрированном тоталитаризме. Альтернатива глобализации – человечество без каких-либо государств с одним либеральным экономическим рынком.

Итак, регулированная (плановая) экономика ведет человечество к деградации в глобализации, либеральная – к нескончаемой череде массовой безработицы и глубоких экономических кризисов, сравнимых с последствиями депрессии 30-х годов, так какая модель экономики приемлема для производства и безопасна для благосостояния людей?

На мой взгляд, - подлинно либеральная экономика, распространяемая на весь мир.

Либеральная экономика

В своем развитии капитализм проходит несколько этапов. Начинается он с дикого капитализма, затем переходит на государственный и заканчивается либеральным. Этап государственного капитализма самый важный для нас, потому что все мы находимся в нем. Его тоже можно разделить на три фазы – большевистский, фашистский и демократический. Все эти фазы в экономическом смысле более или менее плановые. Следовательно, рыночная, но регулируемая государством, экономика даже современных западных стран является всего лишь более развитым, чем в СССР, социализмом. И если поддерживаться этой терминологии далее, то синонимом либеральной экономики, как бы это не звучало странным, оказывается первая фаза коммунизма.

Для либеральной модели экономики необходим рынок с общими правилами ведения бизнеса, обязательными для всех предпринимателей, одни и те же условия вхождения в бизнес, возможности реализации этих условий и полное невмешательство государства в экономику (регулирующая роль государства в экономике должна быть ограничена контролем над денежным обращением). Все эти условия может предоставить бизнесу какое-то государство, но от этого его экономика не становится либеральной, так как рынок этой страны продолжает взаимодействовать с сотнями иных рынков, работающих по совсем другим правилам и законам, не всегда, мягко говоря, либеральными. На плановом (регулируемом) мировом рынке либеральный рынок продвинутой страны из объекта превращается в один из субъектов экономической деятельности (овечкой среди волков) и ему, чтобы выжить, нужно как можно быстрее покинуть свой либерализм в сторону общей тенденции. Либеральную экономику невозможно внедрить сполна в отдельно взятой стране.

Экономику превращают в плановую таможенные пошлины, дотации, разные ставки налогов, различная оплата одного и того же труда, преференции, протекционизм, льготы, защита национальных экономических интересов и иное социалистическое. Нетрудно догадаться, что все это и многое другое можно преодолеть только в случае, если человечество станет жить без государственных границ, иметь один саморегулирующийся рынок и как следствие - подлинные политические и гражданские свободы людей.

Истинно либеральная экономика ведет к обобществлению частной собственности. Собственность СССР – обобществление абстрактное. В нем работник по-прежнему оставался винтиком производства, и никакое моральное усовершенствование этого работника не превратили его в действительного собственника общественного производства. Для полноценного вхождения в него работник, кроме своего труда, должен, на мой взгляд, привнести в него, и свой пай собственности - материальный и, по возможности, творческий.

Обобществление начинается слиянием умственного и физического труда, через все большее разделение труда, поэтому монополия, в каком бы виде она не была представлена – не обобществление. В либеральной экономике монополии исчезнут естественным образом.

К обобществлению ведет концентрация производства и частных капиталов через акционерные общества, банковский кредит и другие финансовые инструменты, однако решающим значением для обобществления труда является процесс обобществления умственного труда всего человечества через средства передачи информации.

Труд работника не производит вещи. Он берет готовые детали и просто свинчивает их, поэтому его производительность заключается в присоединении к этим деталям чего-то также не созданного трудом. Это «что-то» есть, на мой взгляд, энергия творческого озарения, исходящая, например, от идеи конвейера.

Как видим, экономике для роста производительности необходим творческий труд, но чтобы раскрыть творческий потенциал человека, он должен быть максимально свободным. Политическая свобода в странах Запада не дает подлинной (духовной) свободы человеку, причин этому много, но главная заключается в том, что в ее основе находится регулируемая экономика.

Подлинно свободный человек может появиться только на базе подлинной либеральной экономики, при которой с приоритетом экономической целесообразности будут созданы условия для воспитания ребенка с внутренней, духовной свободой, способного став взрослым, как сказал Маркс, к живому, то есть творческому труду. Только плоды такого труда дают новую стоимость, и только плоды такого труда есть смысл распространять по всему человечеству.

В подлинно либеральной экономике раскрытие у детей способностей к творческому труду должно быть поставлено на поток, примерно так же рационально, как в регулируемой налажено профессиональное образование.

Для осуществления этих условий в либеральной экономике без высокопарных слов и лозунгов о заботе о детях просто для непрерывного повышения производительности часть инвестиций направляется в воспитание детей.

Регулируемая экономика тоже прирастает за счет живого труда, но в ней он является редкостью, как деревья в пустыне, между которыми (технологическими новациями) обычны песчаные бури экономических кризисов.

Прежде, чем либеральная экономика станет реальностью, должны появиться возможности реализации частного интереса с наибольшей для человека выгодой только через обобществленные средства производства, когда каждый может не только пользоваться этими средствами с выгодой для себя, но также иметь возможность распоряжаться этими средствами, то есть реально владеть ими. Эти возможности, на мой взгляд, могут быть основаны на стартовом капитале, предоставляемым обществом каждому молодому человеку в день совершеннолетия для его естественного вхождения во взрослую жизнь. Этим устраняется несправедливость, когда трудоспособные люди, как заметил Фридман, имеют всякие пособия и дотации, а молодой человек после окончания школы нет.

Двумя этими актами (инвестициями в детей и стартовым капиталом) либеральная экономика полностью и по-капиталистически охватит все население, и от этого станет наиболее свободной и конкурентоспособной из всех возможных.

Наличные обстоятельства

У современного человечества множество проблем. Главная из них, на мой взгляд, бедность. Больше 800 миллионов человек голодает в мире.

Бедность, как утверждает энциклопедия, – это состояние, когда человек не может обеспечить более-менее приличное существование с учетом сложившихся в обществе социальных норм и общепринятых стандартов. С нею всегда боролись, но всегда безуспешно.

В последние десятилетия разрозненные благотворительные акты по строительству школ, больниц, ночлежек для бедных сформировались в мощную международную индустрию помощи бедным странам. Сотни миллиардов долларов направлены в развивающиеся страны на борьбу с бедностью, но ни одна из них не стала от этих инвестиций страной развитой. Обогатилась всего лишь местная элита.

Помощь бедным стала доходным бизнесом, и никого не волнует, что при этом бедность не исчезает. Наоборот, за счет размывания среднего класса число бедных с каждым годом нарастает.

В результате разочарования политикой международных банков по отношению к развивающимся странам, правительства некоторых стран создали и реализуют программы прямой денежной помощи бедным. Регулярные денежные пособия не просто облегчают жизнь бедных людей. В правительствах Мексики, Бразилии, Индии, Китая и других стран, где действуют подобные программы, в раздаче денег бедным видят катализатор экономического роста страны. На ближайшую перспективу такой рост вполне возможен. Грамотный работник, здоровый и сытый, производительнее хронически больного неуча, однако деньги на раздачу бедным изымаются от общего капитала страны, с позиции которого они затрачиваются на ветер, и это не может не аукнуться в дальнейшем на здоровье экономики развивающейся страны. Кроме этого, даровые деньги более или менее заметно развращают (деградируют) человека. Это относится и к другим некапиталистическим (льготным) выплатам населению, которыми правительства, неспособные реформировать страну в сторону либеральной экономики, подкупают его для сохранения своей власти.

Несмотря на постоянную борьбу с бедностью, бедность никуда не девается. Обещания покончить с бедностью никак не воплощаются в реальность. Никита Хрущев обещал покончить с ней в СССР к 1980 году, ООН – к 2015 году, но по всей планете.

Там, где экономика страны ближе к либеральной, уровень бедности среди населения ниже, а критерии ее оценки выше. Бедность в США и бедность в Сомали – это две очень большие разницы. Окончательно с бедностью можно покончить только в рамках либеральной экономики.

Бедности способствуют экономические кризисы. Из последнего, начавшегося в 2008 году, плановыми мероприятиями, на мой взгляд, уже не выкарабкаться.

С каждым годом, несмотря на строгие регуляторы, по миру разгуливает все больше ничем не обеспеченной денежной массы. По подсчетам финансовых экспертов в наши дни в обращении находится более 70 триллионов ничем не обеспеченных денег. Когда-нибудь этот финансовый пузырь лопнет. Все правительства знают об этом, но ничего существенного для остановки этого процесса предпринять не могут. Некоторые эксперты интуитивно догадываются, что спасение находится в чисто либеральной экономике, но как повернуть мир к ней никто не знает. Большинство же склоняется к еще большему вмешательству государства в экономику, то есть к возвращению к сталинизму. Это приближает время банкротства экономики США, а вслед за ними и остальных экономик мира.

После краха финансовой пирамиды или перед его началом доллар, скорее всего, будет заменен американцами на новую валюту. В одночасье доллар превратится в ноль, вслед за ним обесценятся и другие валюты. Станет безотлагательным поиск новой мировой валюты.

Как все остальные новшества, последующие за экономическим коллапсом, новая мировая валюта (я бы назвал ее терра) должна вводиться под подлинно либеральную экономику. Основным эквивалентом этой валюты, на мой взгляд, должна стать поверхность земли. С освоением Луны и планет и их поверхности. Кроме нее эквивалентами терры параллельно могут быть ископаемые недр - золото, другие металлы и долгосрочная недвижимость. Печатать терру должна очень маленькая страна, в идеале такая, где большинство жителей работает на ее обслуживание.

Государства обменивают на терру свою незаселенную территорию, заповедные леса, шельфы морей, золото и т.д. для нужд международной торговли и резерва. Обмен происходит в электронном виде. Контроль за своими эквивалентами эмиссионный банк терры осуществляет через спутниковое наблюдение и прямой ревизией. Любой эквивалент можно выкупить (купить) с помощью терры по рыночной цене, но не ниже той, по которой эквивалент перешел в международный банк терры. Купля-продажа недвижимости осуществляется центральным земельным банком страны. Эмиссия терры возможна только после приобретения банком новой территории или иной долгосрочной ценности.

Общая денежная масса терры должна быть гармонизирована с потребностями мировой экономики и наличием эквивалентов с далекой перспективой. От этой гармонизации зависит стартовая цена «голой» земной поверхности, в соответствии с которой формируются цены на рудники, пашню и другие эквиваленты.

В случае перехода на новую мировую валюту до финансового коллапса, терру по гуманным соображениям следует вводить после восстановления платежеспособности доллара и других ничем не обеспеченных денег. Это можно сделать постепенным сбросом на мировой рынок долгосрочных товаров (недвижимость) на сумму гуляющих по миру ничем не обеспеченных валют.

Читайте продолжение статьи: Украинская революция и либеральная экономика. Часть 2

Автор: Владимир Толок

Февраль 2014 г.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки