В будущем людей обеспечат различными благами без необходимости работать

Победив в около 30 украинских олимпиадах по биологии, химии, информатики, и двух международных, Максим Орловский защитил свою диссертацию сразу после окончания интернатуры. Однако почти готовую докторскую решил не защищать, разочаровавшись в украинской науке.

Его интересует лишь авангард современной науки. Таким сейчас является искусственный интеллект – сфера на грани биологии, математики и IT. С 2010 года он с нулевым капиталом и двумя работниками основал свой бизнес, а со временем и наукоемкую лабораторию. Сейчас это уже ряд компаний с 80-ю работниками включительно с частной научной лабораторией. И общаясь с Максимом, верится, что это только начало.

О науке у нас и «там»

После окончания вуза и защиты диссертации я начал ездить за границу, получил европейский грант, нашел лабораторию Henry Wellcome Laboratories for Integrative Neuroscience and Endocrinology в Бристольскому университете Великобритании, которая согласилась меня принять. Моим непосредственным наставником был ее руководитель – известный профессор Стаффорд Лайтман. За это время я, конечно, увидел разрыв между тем, что наука у нас и что там.

К сожалению, в нашей стране в сфере медицины и биологии на тот момент (да и сейчас) почти нет возможностей осуществлять исследования в авангарде науки, например такие, которые могли бы быть достойными Нобелевской премии. Это продиктовано высокой стоимостью современного оборудования, реактивов, всех компонентов, которые нужны для медицинских опытов, экономической отсталостью и даже плохим уровнем организации научного процесса. У нас есть своя постсоветская специфика научной работы с большей субординацией и бюрократизмом: возможности для осуществления собственных научных исследований зависят от наличия регалий, а не достижений или публикаций. Например, чтобы начать собственные исследования (стать primary investigator) в мире нужно иметь качественные научные публикации — а у нас для этого нужно совсем другое – быть заведующим кафедрой. Каким образом административная работа стала эквивалентом научных достижений?!

Читайте также: Почему образование Украины не готовит к потребностям современного рынка труда

Когда я увидел, что бывает по-другому, немного разочаровался в украинской (да и вообще постсоветской) науке. Вместе с тем, со школы я увлекался ИТ, поэтому начал развиваться в этом направлении, строить собственные бизнесы за рубежом и в Украине.

Сейчас я являюсь собственником и руководителем компаний Qoderoom (это компания в области professional software services, что работает в ЕС и США); BanQ Systems (финтех-компания, разработчик банковских систем) и нескольких стартапов в области финансовых технологий. При этом я не бросил научную работу, но отказался от защиты завершенной докторской диссертации, потому что степень доктора наук действует только в постсоветских странах, и преимущественно стала эквивалентом способности работать по законам научной бюрократии.

Периодически раз в год-два мои статьи публикуются в рейтинговом иностранном научном журнале (таком, которые называют peer-reviewed, с impact factor больше 2), и это значительно важнее украинских бюрократических стандартов относительно научных степеней, о которых в мире никто не знает.

О прогрессе науки, производстве и конвергенции

Последние десятилетия мы наблюдаем отток кадров из сферы услуг, формирование среднего класса и возникновения «американской мечты», то есть нового формата общества с демократией и средним классом, хорошо образованного, что создает высокую добавочную стоимость, способного принимать и отвечать за свои решения. Поэтому мы приходим к прогрессивным формам организации общества, гражданского общества, что свойственно постиндустриальной экономике.

Но это не навсегда. McKinsey&Company прогнозирует, что формирование нового класса технологий, в том числе и связанных с искусственным интеллектом, создадут к 2025 году примерно $50 трлн дополнительного роста мировой экономики. Современная мировая экономика составляет порядка $106 трлн, то есть она вырастет на 50%. Жизнь человека определяется развитием науки, и прогресс науки влияет на развитие общества.

Сейчас происходит конвергенция различных отраслей и их взаимовлияние. И этот темп прогресса увеличивается, происходит экономический рост, рост взаимной синергии, влияние друг на друга, и мы наблюдаем экспоненциальный всплеск. Еще Петр Капица, советский ученый, говорил про технологическую сингулярность, когда скорость прогресса становится настолько высокой, что мы не можем прогнозировать, что будет через несколько лет, и наступает точка, за пределы которой мы не в состоянии заглянуть из нашего уровня знаний.

Что будет, когда создадут интеллект, сильнее интеллект человека? Что будет, когда человек сможет благодаря прогрессу биологии, медицины, робототехники достичь бессмертия? Понимаете, создаются новые вызовы, для которых человечество не имеет решений и не имеет времени даже для их обдумывания, и оползни общества будут еще более значительны, чем в начале XX столетия.

В сфере футуристики и технологий существует направление «трансгуманизм», что поднимает вопрос модификации человеческой жизни ради решения вопроса старения и других. Искусственный интеллект и медицина уже двигаются в этом направлении. В мире уже печатаются на 3D-принтерах искусственные органы, а еще пять лет назад об этом никто не слышал. Если тело нельзя омолодить полностью как единый организм, то можно заменять его компоненты. По прогнозам ученого-футуролога Давида Брайана Джонсона, который работает в Google, к 2025 или 2035 года каждая больница сможет себе позволить удерживать принтеры для печати органов. Наверное, это не касается нашей страны, но в развитом мире прогресс идет такими темпами.

Об изменениях в обществе и права роботов

В США на уровне Сената уже начинаются первые слушания по вопросам юридического урегулирования взаимоотношений человека и робота, человека и искусственного интеллекта. Тем временем в Японии запрещают использование роботов в сексуальных целях, поскольку прогресс дошел до такого уровня, что развивается целая индустрия. Работы, подобные людям, пока что с небольшим интеллектом, но для сексуальных утех уже полностью пригодны, и их популярность быстро растет. Уже стоит вопрос законодательного регулирования. Потому что возникает вопрос: этично ли это? Такая же проблема, как с абортами. Человечество не имеет ответа, оно поляризует, и эта поляризация может привести к глубоким конфликтам.

Есть немецкая компания Hanson Robotics, которая создает искусственный интеллект плюс антропоморфные головы, с которыми можно общаться. Они полностью напоминают людей: у них мимика, они следят за вами глазами, имеют более 100 градаций улыбки. Эффект такой, что вы вроде бы разговариваете с живым человеком, но это не человек. Китайская компания Foxconn на минувшей неделе объявила о сокращении 60 тыс. работников, которые будут заменены на роботов; и до конца года планируется еще сократить 1 млн человек из 2 млн тех, что работают на их заводах.

«Вы уже догадываетесь, что в ближайшие годы человечеству грозит огромное сокращение рабочих мест, ведь в низкопрофессиональных и даже среднепрофессиональных сферах услуг человеческий труд не будет нужна».

Так, недавно робот-хирург выполнил полосну операцию на кишечнике, превзойдя человеческие навыки. В ближайшем будущем мы увидим на улицах армии дронов – в прямом и переносном смысле. Они будут доставлять еду, товар, применяться в военной, транспортной отраслях. «Амазон» уже сейчас доставляет товар в руки покупателю с помощью дронов. Вы будете сидеть дома, заказывать через интернет, и к вам курьер не будет ехать по пробкам, а прилетит дрон с пиццей.

Тем временем компания Tesla Motors, генеральным директором которого является знаменитый предприниматель и инженер Алон Маск, создает электромобили и запускает завод, где человеческого труда нет вообще: все от начала до конца собирается работами. Колоссальный сдвиг в экономике приведет к тому, что большинство вузовских профессий станут ненужными — это слишком дорого и ненадежно. Гораздо проще использовать готовый искусственный интеллект, который имеет необходимые умения.

По мнению футурологов, человечество войдет к экономике изобилия, когда производство необходимых вещей достигнет такого уровня, что каждый человек будет обеспечена едой и другими благами без необходимости работать. Следовательно, будет время на удовлетворение совершенно иных, творческих или исследовательских потребностей.

Про искусственный интеллект разного сорта и BICA Labs

Благодаря участию и победам в республиканских и международных олимпиадах еще в школе у меня психология трансформировалась таким образом, что мне интересно заниматься чем-то, когда я делаю это впервые. Если это наука, то это должны быть вещи, которые были неизвестны до сегодняшнего дня, в которых ты являешься первопроходцем. Ты не обязательно должен быть первым или лучшим, но ты обязательно должен заниматься последним веяниям науки. Именно такой сферой сейчас является искусственный интеллект.

Как и математика может быть полезной в физике, химии, биологии, точно такая же задача искусственного интеллекта – решать когнитивные вопросы в разных сферах. И IBM, и Google, и Microsoft, и Facebook, и Apple – все эти компании обладают своими высокоразвитыми технологиями искусственного интеллекта и уже довольно успешно коммерциализируют и выводят эти продукты на рынок. Вот, например, IBM разработала когнитивный компьютер Watson, который адаптируют к медицине, юриспруденции и других отраслей. Американская юридическая компания Baker & Hostetler в этом году приняла этот искусственный интеллект к себе в штат руководителем отдела.

Кстати, все эти технологии искусственного интеллекта, которые положены в основу таких продуктов, на самом деле возникли еще в 50-60-е годы прошлого века. С того времени просто нужен был развитие вычислительной техники, процессорных мощностей, чтобы все это осуществить в полном масштабе. Но этого еще довольно мало.

Я очень благодарен своей семье и жене, которые предоставили мне возможность заниматься именно тем, во что я верю и за чем вижу будущее, и вдохновляют меня. В 2013 году я основал частную научное учреждение, осуществляющее исследования в области когнитивных архитектур и искусственного интеллекта — BICA Labs (bicalabs.org). Если упрощать, когнитивные архитектуры — это инструменты, способные мыслить. Мы ставим вопрос: что мы можем сделать с имеющимися компьютерами, чтобы подражать работе мозга? Отрасли, где когнитивные технологии могут дать значительные преимущества, является очень різноманитними: финансовые транзакции, измерения сердечного ритма, расшифровка генотипа. С точки зрения математики и информационных технологий это одно поле задач.

Сегодня весь ведущий искусственный интеллект построен на нейросетях. Сначала нужно построить нейросеть, обучить ее, и потом она вам помогает различать изображения, звуки, синтезировать язык и тому подобное. Но этот инструмент сейчас уже достиг предела своего развития. По моему убеждению, нам нужно выйти за пределы этого подхода, найти дополнительные вещи – скорее всего, в нейронауке и в сфере того, как работает мозг.

Думаю, интеллект должен развиваться не в одиночестве. Нужно создать много конкурентных интеллектов с определенными критериями отбора, именно такая система будет эволюционировать.

Возьмем человека как Homo Sapiens, как вид существует 200 тыс. лет. Примерно 20 тыс. лет назад в человеческом обществе возникла речь, то есть, с 200 тыс. до 20 тыс. года до нашей эры значительного прогресса не происходило. Уровень развития позволял бегали с палками за животными. Только 6 тыс. лет назад в Египте начала развиваться письменность, которая стала не результатом развития цивилизации, а предисловием ее развития. Почему так важны язык и письменность? Потому что это обмен информацией и фиксация определенного смысла в объективно существующем от человека источнике, это есть консенсус понимания и перзистенція информации. Эти два фактора очень важны для развития интеллекта – не только каждого отдельного человека, но и интеллекта общества в целом, культуры, научно-технических достижений. В BICA Labs мы стараемся дать искусственному интеллекту (а точнее багатоагентним системам искусственного интеллекта) именно такой инструмент, и мы считаем, что это должна быть технология связана с blockchain.

Агент – это отдельный искусственный интеллект и многоагентные системы – это интеллектуальные системы, благодаря коммуникации достаточно обособленных компонентов внутри себя. Человеческая психика – это также багатоагентна система. Из психологии нам известно, что человек многолика, есть бессознательное эго, персоны, архетипы, и они влияют в значительной степени автономно, интеллектуальные каждый сам по себе. И то, как мы себя воспринимаем, это лишь иллюзия того, что мы такие последовательные и однообразные. Мы – это тоже багатоагентна система, и принятие решений – это результат работы и взаимодействия различных агентов.

Про государственную науку

В романе «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд мне понравилась одна сентенция: «Во фразе “государственная наука” одно слово всегда лишнее». Я считаю, что цели государства и науки немного отличаются, поэтому верю в частную науку. Если мы посмотрим историю нашей культуры и цивилизации, то большинство мировых открытий были сделаны в частном секторе. В мире наука финансируется крупными коммерческими организациями, фондами, венчурными фондами. В компании IBM, например, сделано огромное количество открытий, шесть Нобелевских лауреатов работали над своими открытиями в IBM Reseаrch. Почему им это выгодно? Потому что компания создает продукты, которые коммерциализируются.

Конечно, украинское государство не даст деньги на достаточную зарплату ученому или коммерциализации своих открытий. Соответственно, когда у ученого нет достаточной зарплаты, и нет бюджета, он не может этого сделать. Почему нет денег? Потому что в обоих случаях не дает государство. Почему не дает? Потому что ей это не нужно. Деньги берутся от интереса. Если кому-то нужно, он за это заплатит – это механизм появления денег.

По моему мнению, украинские ученые стучат в закрытые двери. Там игра с нулевой суммой (наш национальный ВВП составляет всего-навсего примерно $57 млрд, для сравнения это ВВП лишь одного небольшого города в США, такого, как Джексонвилл). Есть бюджет, его делят, кто сильнее стучит, поэтому немножко больше дают, а бороться там уже не за что.

У нас научные коллективы были сформированы под нужды 20-30-летней давности в сфере металлургии, например. Многие коллективы состарились, а тематика научных исследований не изменилась, мир давно ушел вперед.

Все жалуются, что молодые ученые уходят из НАНУ в коммерческий сектор. К сожалению, у нас не существует наукоемкого коммерческого сектора, потому что у нас не наукоемкая индустрия. Сейчас развивается сельское хозяйство, ИТ, космическая отрасль, самолетостроение. В ИТ я вижу возможность создавать наукоемкие отрасли и обеспечивать их финансово. Других таких отраслей просто нет, как и нет бизнеса, который готов инвестировать. Этим людям тоже некуда идти в коммерческий сегмент, они вынуждены отказываться от карьеры ученого. Или зарабатывать деньги, или сидеть в госструктуре, не имея возможности заниматься наукой. Разве ждать получения иностранных грантов. Опять же, в грантах нет никакой заслуги государства, она, скорее, мешает и забирает свою часть. Поэтому этот ребус не имеет решения в рамках такой системы. Как по мне, нужно думать об альтернативе.

Автор: Оксана Хмелевская | platfor.ma


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки