Украина или Сирия? Мнения западных экспертов

ПутинНасколько активизация террористов в ЕС может повлиять на европейскую политику в целом и в отношении Украины и России проанализировали некоторые авторитетные эксперты.

Манюель Лафон Рапнуй, старший научный сотрудник и руководитель парижского представительства Европейского совета по внешним отношениям (ECFR). «Санкции ЕС против России привязаны к ситуации на Донбассе или в Крыму, не в Дамаске»

Влияние терактов в Париже на европейскую политику, реакция ЕС. Здесь французское правительство опирается на ст. 42.7 Договора о Европейском Союзе, положения о взаимной обороне Европейского Союза. Согласно этому пункту Франция надеется на общий ответ, в частности объединения усилий в борьбе с ИГИЛ. 17 ноября, после встречи министров обороны стран ЕС в Брюсселе, министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан очень четко выразил такую просьбу. Одним из вариантов совместной ответа может быть вывод Францией своего контингента, размещенного, например, в Африке, и замена его взамен войсками других европейских стран. Такой солидарности и стремятся французы. Конечно, не все страны ЕС имеют военный потенциал или политическую базу для присоединения к борьбе с ИГИЛ.

Франция уже ведет борьбу с ИГИЛ или «Аль-Каидой» много лет. Но, как ни прискорбно это говорить, важно, что парижские теракты для кого-то стали «тревожным звонком»: продемонстрировали, что нельзя отворачиваться, как в случае со взрывами на пассажирских самолетах, терактами в Бейруте или Турции, другими зверствами, которые совершаются в Сирии, Ирака. Думаю, большинство европейских лидеров это понимают, поэтому надеемся, что будет более мощный европейский ответ на этот вызов.

Другое ключевое измерение — борьба с ИГИЛ дома, в ЕС. Речь идет про контртерроризм, обмен информацией и сотрудничество правоохранительных органов. Это стало особенно актуально ввиду, в частности, бельгийского гражданства человека, подозреваемого в подготовке терактов. Однако это измерение не ограничивается ЕС. Один из факторов, стоящих за авиаударами французов в Ракке в воскресенье (15 ноября. — Ред.), — США решили поделиться разведданными с Францией, чего не делали раньше. Сейчас очень важно выйти за пределы привычного нежелания делиться такой информацией.

Потенциальное сотрудничество с Россией. Думаю, Путину сейчас очень удобно всячески демонстрировать «сближения» Франции с ним. Но не думаю, что это происходит. Недавно я был на ток-шоу, где журналист спросил, есть ли сейчас разворот Франции к России. Я бы не называл это разворотом, скорее дипломатией. Вообще-то, прежде чем поехать в Москву, Олланд посетит Вашингтон. Нынешняя ситуация допускает какие-то дипломатические и стратегические переформатирования, поэтому надо смотреть, что можно из этого выиграть. Кроме того, Путин в конечном итоге должна принять один факт: его страна теперь тоже мишень для ИГИЛ, несмотря на катастрофу российского самолета.

Последствия для Украины

Не думаю, что позиция Франции серьезно изменится. Во-первых, с самого начала кризиса Франция всегда поддерживала тесные контакты с русскими, пытаясь как-то использовать дипломатию. Поэтому по встрече Путина и Олланда здесь ничего нового. Не уверен также, что французы перестали считать, что для завершения войны в Сирии необходимо политическое решение. А на него, если Асад останется у власти, ждать трудно. То есть это не тот вариант, что может привести к стабилизации ситуации на перспективу.

Во-вторых, связывать сирийскую и украинскую ситуации друг с другом означает сделать обе еще сложнее и запутаннее. Да и санкции ЕС привязаны к ситуации на Донбассе или в Крыму, не в Дамаске. 

Штефан Майстер, руководитель программ Восточной Европы и Центральной Азии в Германском обществе внешней политики (GDAP), Берлин. «Сейчас основные проблемы — это терроризм, Сирия, ИГИЛ, Россия, а затем, возможно, Украина»

Влияние терактов в Париже на европейскую политику, реакция ЕС. Во-первых, они станут первоочередным вызовом и изменят приоритетность текущих конфликтов. Ведь нынешний кризис беженцев — это то, что здесь непосредственно влияет на наше общество. Это означает смещение акцентов на вопросы внутренней безопасности, контроль интернета, регулирование границ и тех, кто их пересекает. И будет больше сотрудничества в борьбе с ИГИЛ.

Потенциальное сотрудничество с Россией. Мне кажется, что взаимодействие с РФ будет улучшаться, а конфликт в Украине будет становиться до определенной степени относительным. Он больше не является первоочередным вопросом: сейчас наше внимание приковано к собственной и глобальной безопасности, поэтому Россия все больше будет становиться партнером в борьбе с терроризмом. Если даже посмотреть на то, как в СМИ освещают саммит Большой двадцатки: раньше Путина изображали врагом, опасным человеком. Теперь — партнером в борьбе с терроризмом. Взгляните на французский дискурс: не только Саркози, но и другие политики начинают говорить, что стоит прекращать политику санкций и возобновлять сотрудничество. США и европейцы даже могут выбрать другую позицию в отношении Асада. Запад вполне способен все больше воспринимать парадигму, необходимую для воспроизведения хоть какого-то государства в Сирии, хотя бы это и предполагало определенную политическую роль Асада, несмотря на то что сам он уничтожил Сирию, гражданское общество, убил стольких своих людей. Но мне кажется, что Запад постепенно будет менять свой подход больше, чем Россия свой.

Последствия для Украины

У немцев остается очень жесткий подход к России в деле Украины: они говорят, что без изменений на ее Востоке снятия санкций не будет. Но я наблюдаю все больше желание найти какое-то решение для Донбасса, чтобы избавиться от проблемы и начать сотрудничать с Москвой в других вопросах, которые кажутся нам важными.

Какие проблемы может принести компромисс с Путиным насчет Украины, этого здесь не понимают в более широком масштабе. Реакция в основном такая: ну а что мы еще можем сделать? Должны реализовать Минск, и Украина должна это понимать. Сейчас это меньшая проблема по сравнению с другими. Основные: терроризм, Сирия, ИГИЛ, Россия, а затем, возможно, Украина. И еще видится более простым вариантом нажать на Порошенко, чтобы он согласился, например, на выборы на оккупированных территориях, а затем найти какое-то решение в пределах Минска и вернуться к стабилизации отношений с Россией, чем думать, что может выйти из такой дестабилизации Украины.

Джуди Демпси, старший научный сотрудник Центра Карнеги — Европа, главный редактор блога «Стратегическая Европа», Берлин. «ЕС возьмет паузу в отношении Украины и того, что Россия делает на Востоке страны»

Влияние терактов в Париже на европейскую политику, реакция ЕС. Во-первых, страны ЕС абсолютно единодушны в том, как должны отвечать на этот вызов. Они, кроме Франции, не готовы применить военную силу против ИГИЛ. Кроме того, сами боятся стать мишенью терактов.

Во-вторых, эти теракты полностью уже, так сказать, «приватизировали» европейские евроскептики и крайние правые: привязали их каким-то образом к беженцам и списывают нынешнюю ситуацию на их наплыв в страны ЕС. Хотя верховный комиссар ЕС по иностранным делам Федерика Могерини заявила, что террористы — граждане стран ЕС. Конечно, кто-то из них не раз ездил в Сирию и возвращался, и, по данным французских спецслужб, преступники, совершившие теракты, ездили туда-сюда. Поэтому связывать этих людей с беженцами ложно. Это банально поиск козла отпущения.

Потенциальное сотрудничество с Россией. Раньше, например, когда ИГИЛ сбили российский самолет в Египте, Путин отрицал, что это была работа террористов, и критиковал тех, кто предоставлял доказательства. А теперь, после ужасных терактов в Париже, хочет вдруг присоединиться к коалиции в борьбе с ИГИЛ.

На Западе доверия к Путину нет: достаточно посмотреть на его реакцию относительно российского самолета, на всю пропаганду и теории заговоров, а тогда такие вот развороты на 180 градусов. Он просто хочет пользоваться с выгодой для себя из ситуации, и вознаграждать его за это нельзя.

И еще одно: Путин ввязался в сирийский хаос, поддерживал военно Асада, то как он может остановить конфликт, если, в частности, через него хаос там только углубился и большему количеству людей пришлось бежать?

Последствия для Украины. Опасность для вашей страны в том, что через все это ЕС разделен как никогда. И еще: ЕС в результате всего этого «возьмет паузу» в отношении Украины и того, что Россия делает на Востоке страны. По моему мнению, это серьезная проблема. Однако сейчас не время вознаграждать Россию или проявлять любезность к ней за так называемую поддержку в борьбе с ИГИЛ компромиссами относительно Восточной Украины или Крыма или снятием санкций. Простите, но поддаться на риторику о возвращении к «привычному положению дел» с Россией и отменить санкции без реального исполнения минских условий, то есть прекращение оккупации Донбасса и аннексии Крыма, — это не вариант. Как-то привязывать Сирию к Украине было бы политически неправильно и близоруко.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки