Кому нужна Общая европейская армия?

Терроризм, российские запугивания, беспорядки на Ближнем Востоке и возможное президентство Дональда Трампа: не удивительно, что в Европейском Союзе хотят переместить оборону и безопасность к приоритетной секции повестки дня, пишет The Economist.

Как сказал в ежегодной речи «О состоянии Союза» 14 сентября президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, «Европе надо стать тверже. Нигде это не актуально так, как в нашей оборонной политике».

Сам Юнкер — сторонник федералистского взгляда на европейскую армию. Но в ежегодном обращении он предусмотрительно не говорил про возможный вид такого войска. Зато озвучил несколько более достижимых целей: некоторые из них отражали концепции, выписанные на несколько дней ранее в отчете французского и немецкого министров обороны. Эти предложения были обсуждены на неформальном саммите европейских лидеров в Братиславе в середине сентября; на этой неделе министры обороны стран ЕС возвращаются туда для продолжения обсуждения. Цель — выработать пакет предложений, которые можно будет согласовать до следующего саммита в декабре.

Большинство идей относительно европейской армии не новые. Заключаются они в усилении сотрудничества между вооруженными силами стран ЕС, которые согласятся присоединиться к проекту. Теперь этот задел достают из запыленных полок, пытаясь реагировать на новые для европейцев настроение беспокойства. Предложения предусматривают создание постоянного военного штаба, который планировал бы вооруженные и гражданские миссии ЕС, как в операциях «София» (запущена в прошлом году для борьбы с контрабандистами, которые перевозят мигрантов в Средиземном море) или «Атланта» (против пиратов у побережья Сомали, которая стартовала в 2008-м), и управлял ими. До сих пор такими миссиями управляли из генштабов ответственных стран-членов.

Читайте также: Армия ЕС и НАТО. Будет ли дублирование?

Эту идею давно ветирует Британия, ведь боится, что результатом станет затратное дублирование задач, которые значительно лучше способно выполнять НАТО, и что это будет делать его слабее. Однако после Brexit вероятность создания нового европейского генштаба растет. В Альянсе все это воспринимают спокойно, но при условии, что новая структура будет сравнительно мала: несколько сотен штата против 8,5 тыс. лиц, выполняющих аналогичную работу в рамках НАТО. Впрочем, найти финансирование даже на такой скромный проект будет непросто.

Еще один приоритет французско-немецкого плана — «постоянное структурированное сотрудничество», или PESCO. Оно позволит ключевой группе стран добровольно двигаться к большей интеграции своих военных возможностей. Впрочем, ничего не мешало делать так и раньше; Британия не могла бы остановить такие шаги, если бы они были. Но не хватало желания. Ник Уитни, бывший глава Европейского оборонного агентства, которое пропагандирует сотрудничество в закупках военного оборудования, смотрит на PESCO скептически, ведь будет сложно решить, кто должен туда войти, а кто нет.

В последнее время нередко напряженные отношения между НАТО и ЕС улучшились. На саммите Альянса в Варшаве этим летом две организации опубликовали совместную декларацию о том, как собираются сотрудничать в противодействии новым угрозам вроде кибератак, неконтролируемого притока мигрантов или гибридных войн (где сочетаются традиционные силы, политическая подрывная деятельность и дезинформация: эта тактика помогла России завоевать Крым). Инсайдеры НАТО говорят, что «теперь атмосфера другая и риски того, что ЕС подсидит Альянс, минимальные.

Идея, которая заслуживает на осторожное одобрение, касается создания фонда Евросоюза для финансирования научных проектов в области обороны. Тот начнется с малого, но цель — нарастить его до €3,5 млрд в течение нескольких лет. Но опять же таки проблема здесь не в концепции, а в том, чтобы страны-члены выделили деньги.

Похожим образом и новый акцент на «объединении и совместном использовании военных ресурсов (давняя цель Европейского оборонного агентства и НАТО) — это хороший проект в теории, но практическое его воплощение оказалось проблемным, ибо правительства боятся потерять контроль над своими силами. Некоторые страны объединились и совместно пользуются мощностями для дозаправки самолетов в воздухе. Впрочем, консолидация оборудования и дальнейшее его совместное употребление возможны только тогда, когда есть четкое понимание того, как это должно срабатывать в кризисных ситуациях.

Читайте также: Yankee, Go home! Присутствие солдат США на чужой земле становится все более контроверсионным 

Самый большой недостаток Европы в обороне не структура командования, а способности. Уже не одна президентская администрация США настаивала на том, чтобы европейские союзники прекратили урезать военные бюджеты и тратили деньги на важные вещи. То есть на современную технику, а не на стационарные подразделения, раздутые штаты и свинину, как отмечает бывший чиновник Пентагона, а ныне эксперт Гуверовского института войны, революции и мира Кори Шаке.

В прошлом году оборонные бюджеты европейских стран в большинстве своем перестали уменьшаться, а кое-где сегодня они умеренно растут. Однако установленных НАТО 2% ВВП на оборону тратят только несколько европейских стран, в частности Великобритания, Эстония, Греция и Польша. Если новый толчок для обороны Евросоюза обусловит рост затрат на техническое переоснащение, американцы обрадуются; но если это только позерство, то их разочарование усилится.

Джонатан Эял из британского аналитического центра RUSI интересуется другим. По его мнению, такая активность ЕС в упомянутом направлении — это знак отчаяния из-за того, что члены Союза с эффективными вооруженными силами скоро из него выйдут. Впрочем, Европа, считает он, не дебатирует о том, что надо. «Самая актуальная потребность — найти способ сохранить интеграцию Великобритании в европейской оборонной системе настолько глубокой, насколько это возможно», — утверждает специалист.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки