Хорошие друзья Путина в Германии

Немецкие социал-демократы не стремятся заставить Россию решать созданные ею в Европе проблемы.

Можно ли говорить о снятии санкций с России, даже не вспоминая ни Украины, ни конфликта на ее Востоке? Можно ли говорить о санкции как о такой себе нудной абстракции, а не конкретном наказание за конкретные действия Кремля? Можно ли представлять аннексию Крыма как нечто, что сложно было спрогнозировать? Оказывается, можно.

Это сейчас прекрасно удается немецким социал-демократам, членам правительственной коалиции во главе с Ангелой Меркель. Высочайшее мастерство в такой пророссийской риторике показал их глава, вице-канцлер и глава Минэкономики и энергетики ФРГ Зигмар Габриэль. Так, накануне своего недавнего двухдневного визита в Москву он заявил:

«Как министр иностранных дел, я считаю, что санкции, введенные после аннексии Крыма, могут постепенно устраняться настолько, насколько будет достигаться существенный прогресс в выполнении минских соглашений».

Очевидно, лидеру Социал-демократической партии Германии (СДПГ) не с руки было даже сказать, что речь идет о санкции, введенные после захвата полуострова, а именно после развязывания Россией войны на Донбассе. Собственно, как раз в этом случае упоминание про Крым было ни к чему.

Читайте также: Немецкая дипломатия: мосты через пропасть

Это не первый пример такого дипломатического подхалимажа немецких социал-демократов Кремлю на протяжении последнего времени. Выступая в августе в Уральском федеральном университете, глава немецкого МИД Франк-Вальтер Штайнмайер заявил, что в вопросе аннексии Крыма российские сигналы было сложно просчитать: «Сначала это были «местные силы самообороны», затем появились «зеленые человечки», еще позже были размещены спецслужбы». За этот подхалимный спич политика крайне резко раскритиковала немецкая пресса. Но, очевидно, в СДПГ такой критики не боятся. Осенью 2017-го в ФРГ должны состояться парламентские выборы. Социал-демократы вынашивают план создать собственную правительственную коалицию без христианских демократов Ангелы Меркель, зато с «Левыми» и, вероятно, «Зелеными». Это задача-максимум партии. Электорат, за который сегодня так рьяно борется СДПГ, — это люди с особым мировоззрением: для них врагом является США, а не Россия. Отнюдь не все избиратели, которые симпатизируют левым партиям, придерживаются этих взглядов, однако голоса граждан, которые так считают, эсдеки рассматривают как решающие для себя.

«Много избирателей, которые разделяют антиамериканские настроения, симпатизируют посткоммунистической партии «Левые». Она является непосредственным конкурентом СДПГ. Теория у нее такая: не Россия, а именно Америка является самой опасной страной в мире, Майдан — тайная операция ЦРУ, и Москва имеет полное право противиться этому. Габриэль и Штайнмайер соревнуются сегодня за голоса именно этих граждан», — объясняет Неделе Конрад Шуллер, редактор немецкой газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung. Если с «Левыми» все в общем понятно: они последовательно придерживаются пророссийского курса, повторяют лозунги кремлевской пропаганды и ездят с визитами в Крым, то с другими потенциальными партнерами СДПГ — «Зелеными» — не все так однозначно. Часть политиков этой партии занимают проукраинскую позицию и соответственно поддерживают санкции против России. Часть склоняется к той версии Ostpolitik, которую сейчас пропагандируют социал-демократы.

Читайте также: Популисты завоевывают Германию

В этом смысле Зигмар Габриэль и Франк-Вальтер Штайнмайер выполняют задание политсилы. «Партия давит на Штайнмайера, чтобы он обеспечил диалог с Россией. Ей нужно как-то продолжать традиции своей Ostpolitik. Левое, пацифистское крыло немецкого политикума обеспокоено доминированием линии сдерживания с помощью НАТО. Итак, Штайнмайер вынужден предлагать определенную стратегию диалога, чтобы эта часть политиков смирилась с участием ФРГ в маневрах НАТО, которые, мол, являются «бряцанием оружием» перед Россией», — отмечает в комментарии Неделе Густав Грессель, старший эксперт Европейского совета внешних отношений.

В то же время есть интересы немецких предпринимателей, за рекламу которых отвечает именно вице-канцлер. В Германии действуют весьма мощные лоббистские структуры бизнеса, заинтересованного именно в восточноевропейских рынках, как Восточный комитет немецкой экономики. С тех пор как ЕС и США ввели против России санкции, Габриэль регулярно ездит на рандеву с Путиным. В октябре 2015-го отправился туда частным образом, в июне 2016 года, как раз перед саммитом НАТО, посетил Россию уже официально. В сентябре он отправился восстанавливать «политическое и экономическое сближение» Берлина и Москвы. При этом эсдеки приводят результаты опроса предпринимателей, проведенного Немецко-российской торговой палатой: 60% респондентов выступают за отмену санкций против России, 21% — за их ослабления. За первое полугодие 2016-го объемы торговли между ФРГ и РФ уменьшились на 13,7%. Но есть и другие цифры: доля российского рынка в немецком экспорте составляет лишь 1,7%. При этом экспорт из Германии в Россию начал существенно падать еще в 2012-ом. В прошлом году он составил около €22 млрд. Сравним: в США немцы экспортировали товаров и услуг на €114 млрд.

И если вице-канцлер обращается к экономике, где еще можно приводить какие-то цифры, апеллировать к конкретным интересов крупных налогоплательщиков, то у Штайнмайера задача куда сложнее: продолжать Ostpolitik и начатое еще в 2008-м Партнерство для модернизации с РФ. Его основополагающая идея — это взаимовыгодное сотрудничество по формуле: Берлин дает Москве технологии, капитал, а она ему — энергоносители и гарантии мира на континенте. По вине именно Кремля исчезло главное условие — мир. Лидеры СДПГ пытаются действовать так, будто этого не произошло, будто нет фактов гибридной войны России не только против Украины, а против ЕС и Германии, как, в частности, факты кибератак хакеров РФ на немецкие государственные учреждения, антигерманская пропаганда сродни истории девочки Лизы. Зато глава внешнеполитического ведомства ФРГ предложил Москве перезагрузку контроля за обычными вооружениями в Европе, требования которого Россия с 2007 года не соблюдает и из которого в конце концов вышла юридически. Вообще в арсенале немецких социал-демократов уже целый список различных неудачных «перезагрузок и сближений с Россией»: это и неудачные попытки навести мосты с Евразийским экономическим союзом, это и попытки превратить ОБСЕ на площадку для диалога с Кремлем, но тот захотел вынести за его пределы вопросы прав человека, это и вот еще одна утопия, идея которой — добиться от России прозрачности в эру гибридных конфликтов.

Читайте также: Парад "полезных идиотов" или Европейские друзья Путина

В конце концов, последние российские вояжи и соответствующая риторика вождей СДПГ подчинены не только тактическим электоральным ожиданиям. Они имеют вполне конкретные стратегические результаты — закрепляют определенную модель сотрудничества. В ней выход из тупика ищет не тот, кто туда зашел, то есть Россия, а тот, кто в принципе, по крайней мере прямо, ни в чем не виноват; в ней можно идти вперед, не восстанавливая ни нарушенных прав, ни грубой силой измененного статус-кво. Для Путина и его системы в целом это проявление слабости. А значит, карт-бланш для последующих гибридных атак и спецопераций. Или можно надеяться на усиление безопасности для Европы в обмен на публично проявленную слабость?..

До геополитики и бизнеса добавляется, конечно, энергетика. Франк-Вальтер Штайнмайер был советником и руководителем офиса канцлера Гергарда Шредера. Тот лишь через пять месяцев после окончания своего срока на посту канцлера возглавил комитет акционеров компании-оператора Nord Stream AG газопровода «Северный поток», контрольный пакет акций которой принадлежит Газпрому. Сейчас речь идет уже о строительстве «Северного потока-2», который должен превратить Германию на главный европейский хаб для российского газа и в то же время вполне может послужить делу раскола Европейского Союза. Против его прокладки выступили страны–члены ЕС с Центрально-Восточной Европы, а также Украина.

В этой истории настораживает то, что среди немецких «дорогих друзей» Путина политики высшего эшелона и ранга. Это не праворадикальный маргинес из партии «Альтернатива для Германии», чья звезда вспыхнула на фоне кризиса беженцев. Это часть мейнстрима. И объяснять нынешнюю пророссийскую политику немецких левых лишь электоральной тактике не приходится. За их риторикой и действиями стоят и вполне конкретные стратегии, которые могут снова превратиться на правительственную политику Германии от следующего года, как это было в начале 2000-х за канцлера Ґергарда Шредера. Хотя якобы с тех пор предстала совершенно иная геополитическая реальность: трудно спрогнозировать, чего будет стоить Европе и Германии в частности эта неспособность признать фактический дефолт Ostpolitik.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки