Декоммунизация Германии: историческая справедливость и ностальгия

декоммунизация в ГерманииГермания – страна с уникальным историческим опытом, где сменились несколько политических устройств: от Веймарской республики через диктатуру нацистов и коммунистов к государственной структуре социально-рыночной системы.

Каждый актер на ее исторической сцене пытался уничтожить следы своего предшественника и оставить собственные – как можно глубже, изменив не только политический строй страны, но и ее внешний вид, в частности, архитектуру. Это очень ярко видно на примере столицы Германии, о которой говорят: «Берлин – город, обреченный постоянно воплощаться и никогда не быть воплощенным». На каком этапе становления сейчас находится ФРГ – на примере ее столицы?

Считается, что объекты становятся лишь тогда ценными памятниками, когда заканчивается переосмысление эпохи – Ульрике Вендланд 

«Новые планы по установлению памятника Ленину в Берлине» – читаю в «Берлинской газете» за 22 июля 2015 года. Я не оговорилась: не 1960, а именно 2015 года, пишет Наталья Писанська на страницах Радио Свободы.

Вот здесь, неподалеку от Александерплатц, на площади Ленина, стоял он – 20-метровый Ильич из красного гранита, доставленного из Коростышева на Житомирщине: 110 блоков весом 6-7 тонн каждый.

После падения Берлинской стены решение о демонтаже было принято быстро, и предусматривало четыре недели на выполнение работ. Но размеры каменных глыб и материал оказались велики и слишком крепкими для новых хозяев города. Работа длилась четыре месяца, а после ее завершения Ленина отвезли в парк пригородного города Кьопеник, где, закопав в траншею, его притрусили землей. Площадь Ленина стала площадью Объединенных наций, а на месте памятника будто небрежно «рассыпали» пять каменных глыб – символ пяти континентов, из которых журчит ручейки.

Читайте также: Берлинская стена в бизнесе всё еще разделяет Германию

А какое мнение берлинцев по поводу демонтажа памятник, нужно было его уничтожать? «Площадь должны перепланировать. Это нас порадовало, и найденное решение нам нравится», – сказала одна из жителей района города.

«Ту колоду убрали моментально. Немного нелепо, но это так. ГДР проиграла войну – ту Холодную войну. Теперь их памятники уничтожаются. Они (коммунисты – ред.) взорвали «Городской дворец» в центре, зато сейчас уничтожают «Дворец Республики». И вот этого товарища убрали. Бессмысленно», – возмущается прохожий.

«Ну что я могу сказать? Как-то он мне никогда не нравился, и поэтому я была рада, когда после падения Стены его убрали отсюда. Считаю, что площадь, как ее построили – с камнями – стала красивее, и лужайку, где детки могут играться. Так мне нравится больше» – удовлетворенно отмечает гражданка.

После объединения Германии Гельмут Коль – тогдашний лидер христианских демократов (ХДС) – вместе с социал-демократами (СДПГ) переняли управления страной и пытались установить общий для всех жильцов порядок в объединенном Берлине, начав процесс декоммунизации. Были открыты архивы служб безопасности «Штази». Из списков почетных граждан города вычеркнули политиков ГДР и воинов Советской армии. Были переименованы улицы и даже шла речь об уничтожении домов сталинской архитектуры на улице Карла Маркса. И, конечно, монументальных памятников Марксу и Энгельсу в центре города, как и огромного бюста Тельмана.

Читайте также: Меркель напомнила Украине про силу определять свою судьбу

Процесс не всегда регулировался законом. Этот процесс в Германии не регулировался законодательно, кроме запрета 1956 года Коммунистической партии, как и ее органов прессы. Состоялись судебные процессы над деятелями Компартии. Также генеральный секретарь Социал-демократической единой партии Германии Эрих Хонеккер был привлечен к ответственности. Над другими партийными руководителями также велись процессы. Впрочем, их количество было незначительным, поскольку вину нужно было доказывать по законам тогдашней ГДР, а не по новому законодательству объединенной Германии. Если такие судебные процессы и происходили, то обычно наказанием было снятие пенсионных выплат признанным виновными лицам. Если оснований для судебного разбирательства не было, то не было и оснований для прекращения пенсионных выплат.

Рушатся символы – разрушается... прошлое?

Для главы Комиссии историков Мартина Шульце Весселя показательным примером для процессов денацификации и декоммунизации является «Дворец Республики», построенный властями ГДР во время борьбы не только с символами нацистской Германии, но и с символами старого довоенного государства. Для этого был разрушен старый «Городской дворец». Сейчас его возводят снова, зато разрушив... «Дворец Республики» – с обоснованием, что он сооружен из... вредных строительных материалов. Для историка Шульце Весселя это ярко характеризует ход событий:

«На самом деле, это пример, как на центральной улице в Берлине происходит процесс переосмысления всей нации – через уничтожение старой архитектуры и восстановления того, что было в ГДР и до Второй мировой войны. Вопрос демонтажа был спорным, поскольку многие люди связывают довольно позитивные воспоминания с «Дворцом Республики». Именно в них складывается впечатление, что с разрушением последнего великого символа ГДР разрушается и их прошлое», – отметил немецкий историк.

Читайте также: Болгария обличает бывших сотрудников коммунистических спецслужб

Пока ведутся дискуссии относительно сохранения или разрушения тех или иных символов, Франкфуртская аллея, которую внешне можно легко перепутать с Крещатиком в Киеве, и в дальнейшем привлекает туристов сталинской архитектурой. Так же, как памятник Тельману и комплекс Маркса-Энгельса в центре столицы, а многочисленные улицы с названиями в честь Розы Люксембург и Клары Цеткин напоминают про недалекое историческое прошлое.

Зато символы нацистского режима туристам приходится искать дольше. Историк Шульце Вессель объясняет это, сравнивая общественные изменения послевоенного времени. То есть процесс денацификации с процессами декоммунизации, которые произошли после падения Берлинской стены в 1989 году: «Важный факт, который различает эти процессы – война, которую начали и проиграли национал-социалисты. Граждане гораздо более сдержанно отнеслось к отказу от коммунистических символов. Личности немецкого коммунистического прошлого, как, например, Роза Люксембург, Клара Цеткин, Эрнст Тельман – весьма популярны на территории Восточной Германии. В этом случае не было закона, который бы запрещал такие названия улиц. Решение относительно этого – в руках местной власти. Процессом денацификации страны руководили союзные силы – каждый по-своему и каждый на «своей» территории. Это касалось общественных мест, названий улиц, а также и общественной жизни, то есть должностей в управлении, к примеру, мэриях городов. Когда речь шла о переименовании, скажем, площади Гитлера или улицы Гитлера, то это происходило быстро, и население это решение поддерживало» – сказал Шульце Вессель.

Читайте также: Новые звания в армии Украины: декоммунизация или очковтирательство?

Наказание только для тех, кто подстрекает людей. Через некоторые время после Второй мировой войны произошла вторая волна денацификации. Она зацепила тех, кто не принадлежал к высшему рангу нацистского режима, как Гитлер, но в то же время был ответственным за преступления. К примеру, Франц фон Паатен, предшественник Гитлера на посту рейхсканцлера. Паатен не принадлежал к национал-социалистической партии, но своими действиями способствовал восхождению Гитлера к власти. Также имя рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга. Это – примеры более поздней денацификации. Такие переименования улиц неоднозначные и до сих пор вызывают дискуссии. Ведь идеологически уже не идет речь про национал-социалистов, речь идет об отдельных личностях, которые способствовали утверждению нацистского режима. Состоялись судебные процессы над преступниками нацистского режима, к примеру, над военными преступниками в Нюрнберге. До сих пор существует запрет нацистских символов. Штрафы и наказания зависят от намерений относительно использования символов. Конечно, наказание будет жестким, если оно используется для стравливания народа.

Переосмыслить эпоху, переосмыслить историю. Тем временем сенат Берлина сообщил, что три объекта на Александерплатц внесены в список исторических памятников. Все они – символы социалистической архитектуры, а один из них – Дом учителя – украшен огромными фресками на тему: «Вперед к светлому коммунистическому будущему!» Так же в городке Галле, что в центральной Германии, под защиту закона попал жилой квартал высоток времен ГДР. Представительница сената города, доктор Ульрике Вендланд, пояснила:

«Считается, что объекты становятся лишь тогда ценными памятниками, когда заканчивается переосмысление одной эпохи. С тех пор должно пройти еще некоторое время, пока сложится общая картина прошлого. Именно это по послевоенной истории ГДР сейчас происходит в Германии» – подытожила госпожа Вендланд.

Председатель комиссии историков Шульце Вессель считает, что Украина с ее новыми политическими структурами имеет сложную задачу: с одной стороны, найти новые символы для нового государства. С другой – не потерять на пути к новому государству тех, кто за любые, даже не обязательно политические причины, а, скажем, через ностальгию – не согласен с такими задачами...


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки