Выборы во Франции могут выиграть радикалы и популисты

«Национальный фронт» и Марин Ла ПенПопулярность французского «Национального фронта» растет. Уверенность лидера радикального «Национального фронта» в победе на парламентских выборах во Франции тоже.

«Я ее видела», - вскрикивает девочка-подросток. «У меня есть ее фотка», - восклицает другая, подружка той. Когда из затонированного авто на улицу тихого провинциального городка на севере Франции выходит лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен, местные воспринимают ее как минимум как рок-звезду регионального масштаба. Это показывает опасную тенденцию: сейчас, похоже, никто не стесняется, как прежде, захвата власти популистской крайне правой партией и ее качественно оформленной проводницей.

К ней подходят летние супруги и мамы с колясками; в воздух поднимаются смартфоны фотографируют мгновение встречи на память. Толпа на тротуаре собирается еще задолго до того, как в солнечный базарный день на площади должна появиться Марин Ле Пен: всем хочется ее увидеть. «Может, она спасет Францию», - говорит женщина среднего возраста. И, кажется, так искренне в это верит, что становится неловко.

Звездный прием Ле Пен в крошечном городке Дуллан - это свидетельство того, насколько ей удалось трансформировать некогда токсичное маргинальное движение с репутацией, запятнанной связями с неонацистами и антисемитизмом, в почти респектабельную партию с амбициями на получение власти. Еще пять лет назад избиратели, которые симпатизировали Жану-Мари Ле Пену, отцу нынешнего лидера «Нацфронту», строгому бывшему десантнику, который основал партию в 1972 году, не афишировали своих предпочтений, выявляя их только в день выборов. В отношении его дочери сегодня таких опасений у них нет.

Читайте также: Парад "полезных идиотов" или Европейские друзья Путина

Ле Пен медленно продвигается сквозь толпу по улице Дуллена, где расположился фермерский базар, - это одна из ее остановок в кампании накануне местных выборов, назначенных на третью декаду марта. Сначала она заходит на смотрины в охотничьи магазины Les Deux Ailes, где ружья выставлены в витрине, словно изысканные пирожные, затем раз за разом останавливается, шагая по улице, чтобы сфотографироваться с кем-то, поцеловать ребенка или поздравить горожан на инвалидных колясках. Ле Пен - политик, чья карьера идет вверх, и она об этом знает. «Мы на пути к... власти», - объявляет лидер НФ, широко улыбаясь.

Опросы свидетельствуют, что «Нацфронт» отхватит больше всего голосов на выборах 22 марта - минимум 30%. Это превзойдет предыдущий рекорд партии на выборах в Европарламент в прошлом году. Она может не победить во многих департаментах, потому что избиратели - лево - и правоцентристы - будут голосовать вместе против НФ во втором туре. Но это не тревожит «фронтовиков». Они выдвигают 7648 кандидатов в 95% округов (в 2011 году было втрое меньше), начав длинную игру, что имеет целью создать армию избранных должностных лиц по всей стране, которые впоследствии помогут подготовить Ле Пен к президентской электоральной кампании 2017-го.

До недавнего времени ее победа на гонках, которые состоятся через два года, казалась немыслимой. Большим достижением для нее считалось уже то, что опросы предрекали ей неплохие шансы выйти во второй тур, если бы она смогла выбить из колеи одного из мейнстримных кандидатов правого или левого крыла. Таким образом, она повторила бы поход своего отца на выборы 2002 года, когда он вытеснил из борьбы кандидата от социалистов Лионеля Жоспена, но проиграл правому голлисту Жаку Шираку во втором раунде. Теперь открыть глаза на возможность победы Ле Пен призывает соотечественников не кто иной, как премьер-социалист Манюель Валльс. «Я боюсь за свою страну», - мрачно сказал он на французском радио 8 марта, предостерегая электорат, что она таки может стать президентом в 2017 году.

Перспектива Ле Пен-президента остается далекой. Почти все опросы свидетельствуют, что во втором туре она проигрывает. Однако все больше вероятность угроза от нее основным партиям страны подрывает старый политический уклад, а сама она тем временем уверенно движется от одного статуса к другому: от протестного политика к власти. Лозунг из ее плакатов про НФ как «первую партию Франции» может быть преувеличением, но то, что традиционно господствующая двухпартийная система из правых и левых уступила трипартийной, в которой «Нацфронт» все активнее диктует условия дискуссии, - правда. Тот факт, что Валльс посвятил большую часть своего радиоинтервью нападкам на него, красноречиво это подтверждает. Лидер нынешней французской оппозиции Николя Саркози часто делает то же самое.

Читайте также: Правопопулисты Франции впервые получили места в Сенате

Насколько Ле Пен реально изменила НФ? Если двумя словами, то дезинфекция - процесс постоянный. Партия однозначно избавилась от воинственного имиджа и одержимости поражением Франции в колониальной войне в Алжире - знаковых элементов риторики ее отца. Дочь называет Холокост «вершиной варварства» - это тоже ее отличие. Во многих других европейских странах левые или правые партии, выступающие против системы, достигли значительного успеха, подчеркивая, насколько они отличаются от старого уклада. У Ле Пен приоритет другой - выставить себя в респектабельном, а не скандальном свете. Двое депутатов от ее партии во французском парламенте (одна из них - ее племянница Марион Марешаль-Ле Пен) ходят на дебаты и послушно заседают в комитетах. С 2014 года избрано 12 мэров городов от НФ - они выполняют всякую скучную работу вроде составления бюджетов, посещения церемоний и разрезания ленточек на открытиях.

На бумаге ее программа чаще бессмысленная, чем морально контроверсионная. Ле Пен обещает увеличить пошлину на импорт, вернуть франк, поднять зарплаты и пенсии, снизить возраст выхода на заслуженный отдых в 60 лет. Она хочет серьезно ограничить, хотя и не остановить вполне иммиграцию, а также посмотреть европейские соглашения, чтобы восстановить контроль над национальными границами. Среди опасных заявлений - углубление связей с путинской Россией, лучшее обслуживание французским государством собственных граждан, чем иностранцев, и возвращение смертной казни.

НФ не может отбросить свою темную историю совсем. Это отчасти объясняет отказ Партии независимости Соединенного Королевства, британского флагмана антиевропейского популизма, войти в одну с ними группу в Европейском парламенте. В риторике и стиле «Нацфронту», несмотря на все, хранятся ксенофобские намеки, хотя открыто ничего такого не говорится.

Ле Пен, например, осторожно критикует исламизм как стремление распоряжаться властью во имя ислама и против французского секуляризма, а не как собственно мусульманскую веру. Но избиратели могут читать этот код как им заблагорассудится. Она и до сих пор как магнит притягивает к себе сомнительных людей. В прошлом месяце из партийных списков исключили кандидата из Юго-Западного региона, который писал антисемитские комментарии в Facebook. Иногда Ле Пен освобождает таких нарушителей за расизм. Но она не всегда выбирает правильных друзей. Ее партия заняла €9 млн у российского банка, связанного с Кремлем. В противном случае Европарламент требовал антикоррупционного расследования, подозревая НФ в ненадлежащем использовании работников аппарата ЕП.

Читайте также: Тевтонский союз или как Германия за кулисами укрепляет свое влияние в ЕС

Проблема для мейнстримных партий заключается в том, что такие мини-скандалы, похоже, никак не вредят популярности Ле Пен. Во время длительной масштабной безработицы и слабого экономического роста умелое использование «Нацфронтом» риторики о жертвах этой неутешительной ситуации, которая накладывается на распространенное разочарование в традиционных партиях и невыполненных обещаниях элиты, весит больше. «Голоса за НФ - это санкции для политического класса», - говорит заместитель мэра Дуллана Кристель Ивер. Безработица в городке составляет 20%, что вдвое превышает общенациональный показатель, а иммиграция близка к нулю. «Политика обесценилась, и это толкает людей к крайностям». Радикальная Ле Пен переманивает все больше избирателей с левого крыла, особенно жителей бывших коммунистических городков индустриального Северае. Ее рейтинг растет среди женщин (что соответствует общеевропейскому тренду) и молодежи. На выборах в Европарламент в прошлом году ее партия была самая популярная среди рабочего класса.

Тихое, но глубокое разочарование нынешним положением вещей хорошо ощутимо в Дуллани: в конце ярмарочного дня продавцы пакуют непроданные цветы и багеты. «Нам нужен кто-то такой, как она, - говорит пенсионер. - Она нас защищает. Чем яростнее левые и правые критикуют «Нацфронт», тем больше у него, кажется, растут рейтинги. Ле Пен, в свою очередь, смеется с «коллективной истерии» вокруг себя - маленького деятеля, который пробивается в истеблишмент. «Пока они воюют против НФ, - весело провозглашает она, - мы воюем за французов», пишет The Economist.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки