Присоединение Латвии к еврозоне. Почему некоторые государства все еще хотят стать членами еврозоны?

Латвия и ЕСЛатвийцы ласково называют ее Милд. Заплетенные косы и народный головной убор - такой появилась она на серебряных монетах, которые чеканила первая Латвийская Республика в межвоенный период. Милда стала символом потерянной государственности в советский период.

В ссылке она была популярным подарком. Гундега Михель, которая в конце Второй мировой войны жила в Германии, на свой пятый день рождения получила брошь, сделанную из пьятилатовои монетки-Милд. После возрождения независимой Латвии в 1991-м Милда вернулась водяным знаком на латвийских банкнотах. Ее профиль украшает также купюру 500 латов. А теперь правительство уже с января следующего года хочет поменять любимые латы на евро. Образ латышки Милд можно будет увидеть только на монетах номиналом один и два евро, сообщает The Economist.

Читайте также: Молодежная безработица в ЕС - как с ней бороться?

Как и многие латвийцев, госпожа Михель эту идею не одобряет. Она признает, что мало разбирается в экономике. Но как директор Музея оккупации Латвии, где хранятся документальные свидетельства страданий страны во времена нацистской и советской оккупации, она понимает силу символов. Заглянув в ящик для пожертвований, говорит, что латвийские банкноты выполнены в «нежных, теплых цветах». А вот неизвестные архитектурные сооружения на евро не имеют «ни какой эмоциональной связи».

5 июня 2013 года Еврокомиссия и Европейский центральный банк поддержали заявку Латвии на вступление в еврозону с 1 января 2014 года, высоко оценив ее достижения на пути преодоления кризиса и спрогнозировав наибольший экономический рост страны среди членов ЕС в 2013 году (9 июля последнее слово по этому поводу скажут министры финансов государств-членов ЕС). Госпожа Михель уже собирает хрустящие латвийские банкноты из банкоматов в память об эпохе, что уходит. Один из молодых экскурсоводов музея считает, что евро поможет Латвии ускользнуть из медвежьих объятий России и теснее примкнуть к Западной Европе. Какими бы ни были ее проблемы, последняя защитит надежнее, чем мыла Милда.

Читайте также: Государства Шенгенской зоны смогут на время вводить ограничения по въезду

Для премьер-министра Валдиса Домбровскиса евро было указателем в течение кризисных лет. Проблемы в Латвии начались раньше, чем в Греции, и были отнюдь не меньше. Но в отличие от руководства последней Домбровскис целиком и полностью согласился на режим строгой экономии по немецкому «рецепту» и реформы в пределах фиксированного валютного курса (курс лата привязан к евро), вопреки рекомендациям МВФ, выступал за девальвацию. После резкого экономического спада Латвия имеет самые высокие в ЕС показатели роста экономики. Вместе со своими балтийскими соседями Эстонией и Литвой она является одним из немногих примеров успешной «внутренней девальвации».

Если Латвия станет 18-м членом еврозоны, то это будет двойной вотум доверия - знак одобрения государственной политики и доверия к самому евро. Несмотря на все проблемы, ни одна страна пока не отказалась от единой европейской валюты, а желающие вступить в этот клуб еще есть. На севере в 2011 году евро ввела Эстония. На юге это именно собирается сделать Литва (в 2015-м). Латвия привлекает наибольшее внимание, потому что только ей среди стран Балтии во время глобального финансового кризиса понадобилась официальная финансовая помощь от МВФ. Критики уже не настаивают, что ей нужно провести девальвацию. Зато заявляют, что это государство не может быть образцом для еврозоны. Объемы производства еще должны вернуться к докризисным показателям, уровень жизни снизился, а вот безработица остается высокой (частично его маскирует эмиграция). Небольшим торговым странам Балтии легче восстановить экономику за счет уменьшения заработных плат и наращивания экспорта. Большим вроде Италии с помощью последнего перевесить снижение внутреннего спроса невозможно.

Читайте также: Европейский Союз, Китай, США: трое друзей?

По словам Домбровскиса, девальвация как вариант не рассматривалась. Ведь она угрожала банкротством предприятиям и семьям, которые взяли кредиты в евро. Привязка валюты к евро свидетельствовала о готовности к реформе. Поскольку рынки прекратили предоставлять Латвии займы, строгая экономия была неизбежной. Лучше решительно уменьшить дефициты, чем допустить переход кризиса в хроническое состояние. В любом случае Домбровскис не слишком ими занимается. Долг страны достигает 41% ее ВВП. Для сравнения: в Эстонии, которая ранее перешла на сбалансированный бюджет, он составляет 10%. Латвийцам особо нечем похвастаться, чтобы получить дополнительные займы. А вот эстонцы богаче.

Сегодня Латвия имеет недостатки еврозоны, но пока лишена ее преимуществ. Присоединение к еврозоне снизит для нее стоимость кредитования, сделает привлекательной в глазах иностранных инвесторов. А еще государство получит доступ к ресурсам Европейского центрального банка и к финансовой помощи на случай повторения кризиса. А если еврозона распадется? По крайней мере Латвия тогда останется вместе с сильными странами вроде Германии.

Домбровскис не относится к харизматичным политикам. Но его здравый смысл помог стабилизировать ситуацию. Избиратели не считают, что он стремится личного обогащения или является марионеткой в ??руках олигархов. За плечами этого 41-летнего политика самый длинный стаж на должности главы правительства из всех латвийских премьеров. Но на пути к евро его ждут две ловушки.

Первая проблема - недоверие общества. Опросы общественного мнения показали, что большинство латышей хотели бы сохранить национальную денежную единицу. Но премьер-министр считает, что граждане уже согласились на единую европейскую валюту, когда проголосовали на референдуме 2004 года за вступление в ЕС. Более того, его дважды переизбирали, а значит, поддержали курс на присоединение Латвии к еврозоне.

Вторая проблема - недоверие Европы к российским деньгам. Соседей уже давно беспокоит многочисленное русскоязычное меньшинство Латвии и само размещение страны на пути товаропотока из РФ (и других бывших советских республик, где верховенство права существует разве что на бумаге). После коллапса двух крупнейших кипрских банков в фокусе внимания оказались финучреждения Латвии, в которых лежат большие российские депозиты. Правительство уверяет, что о сравнении с Кипром не может быть и речи и их банки значительно меньше гигантских кипрских.

И все же Латвия должна быть осмотрительной. Курс на жесткую экономию немецкого образца очень важен, но нужно заручиться согласием Франции и южных европейцев. Латвия не будет сетовать, в отличие от Эстонии, что бедным восточноевропейским странам приходится оказывать финансовую помощь богатым южным соседям.

И действительно, жители востока стали такими образцовыми европейцами, что некоторые считают: пора им выдвигать из своей среды лидеров институтов ЕС. По мнению президента Эстонии Тоомаса Ильвеса, на следующих выборах в 2014 году их не должны выбирать из государств, которые нарушают финансовые правила еврозоны. (Аналогично у руля НАТО не будут стоять представители государств, которые тратят на оборону менее 2% ВВП.) Чем больше такие идеи находят отклик, тем уже круг подходящих кандидатов. Значительная часть их может оказаться с Востока. Неразговорчивого Домбровскиса уже, похоже, «сватают» на высокую должность в Брюсселе.

По материалам: The Economist Newspaper


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки