Французские города переживают бум, но большинство избирателей живет не там

Стеклянная крыша накрывает два бывших фабричных корпуса, вытворяя высоченный Атриум. У входа — пальмы в горшках, а дальше — открытые залы в модном индустриальном стиле, где молодежь в джинсах сидит за ноутбуками среди низко развешанных ламп и стен с обнаженной кирпичной кладкой, The Economist.

Это EuraTechnologies — огромный инкубатор стартапов, который помог превратить некогда заброшенную промзону этого города на севере Франции на оживленный район вдоль канала. IBM переводит сюда, в свой европейский центр инновации для клиентов, 700 человек персонала — даже вместе с офисом-юртой. На внутренней площади открылся современный ресторан. Двуязычные ясли предлагают деткам английское и органическое питание.

Город, пострадавший от потери промышленности и закрытия шахт в северной Франции, нашел себя технологически-бизнес-центром. «Лилль имеет настоящую культуру предпринимательства, — рассказывает 32-летний инженер Шарль Кристори, который в 2009‑м основал стартап Adictiz (маркетинговые игры онлайн). - Многие мои сверстники открыли здесь собственный бизнес"» Сегодня у него в штате 40 человек. Среди 4 тыс. стартаперов, работающих в EuraTechnologies, по словам Кристори, нет таких, которые не набирают работников.

Индустриальное наследие Лилля выросло с хлопкопрядильной и ткацкой промышленности в регионе, который когда-то разбогател на шерсти, стали и угле. Но это промышленное сердце Франции превратилось в «ржавый пояс». С 1975 по 2010 годы только сам город Лилль утратил 70 тыс. рабочих мест в промышленности. Этот шок был как ведро холодной воды на голову. Пьер Моруа — бывший премьер-министр Франции и мэр-социалист Лилля с 1973-го по 2001-й — убедил правительство направить новую скоростную железную дорогу из Парижа и Брюсселя до Ла-Манша через его город. Это был не самый короткий маршрут, но Моруа надеялся выиграть для Лилля какие-то преимущества. Последний с окрестностями превратился в центр предоставления услуг, выгодно воспользовавшись близостью к трем европейским столицам (80 мин) и до 80 млн потребителей в радиусе 185 миль (300 км).

Идея, по словам заместителя мэра Пьера де Сентиньона, — не только опереться на давнюю предпринимательскую культуру города (мировые бренды в розничной торговле, как Auchan и Decathlon, родились именно в нем или вблизи), но и акцентировать на восстановлении промышленности через инновации. «Здесь именно сейчас кое-что происходит, — говорит Рауте Шехи, бывший специалист по городскому планированию и директор EuraTechnologies. - Мы осуществили переход с XIX до XXI века"»

Те, кто в просторных залах EuraTechnologies работает над поиском инвесторов и разрабатывает бизнес-модели, — это лицо нового Лилля. По вечерам в четверг, когда многочисленное лилльское студенчество отправляется в город погулять, именно они до поздней ночи засиживаются в барах и кофейнях старого Лилля. В фламандском центре города, среди мощеных улиц и резных каменных фасадов, кафе предлагают салаты с киноа, а занятия йогой способствуют духовному умиротворению. В сети объездных дорог вокруг Лилля часто возникают пробки. Местные жители и новоприбывшие знают, что это самый дружелюбный город. «Никак не соответствует стереотипам о дожде и несчастливых горожан», — смеется Венсан Дюпьє, который изучал в Лилле право, а теперь вернулся и начал бизнес по доставке блюд на заказ, поработав корпоративным юристом в Париже.

А тем временем в другой части города...

Лишь четыре остановки в метро без машиниста из центра Лилля — и вы попадаете в совершенно другой мир. На бульваре Де Метц, который кое-кто из местных называет «бульвар де Мерд» («дерьмо»), на обочине валяется заброшенная тележка из супермаркета, а на балконах многоквартирных домов сохнет выстиранное белье. Заросшие сорняками газоны разделяют кварталы в районе с пышным названием Площадь Поля Сезанна. Это Конкорд — официально шестой самый бедный во Франции регион. Около 50% местной молодежи не имеет работы, 99% населения живет в социальном жилье, а почти три четверти местных семей — бедные.

Именно такие районы помогли вывести в верхние строчки первого тура прошлогодних президентских выборов в Лилле ультралевого кандидата Жана-Люка Меланшона. Нынешний мэр — Мартин Обри — социалистка. Именно город и регион имеют давние традиции голосования за левых. Но именно здесь, в О-де-Франс, кандидат от ультраправых Марин Ле Пен сумела убедить разочарованных избирателей из рабочего класса и завоевать себе прочные позиции. И пусть в финальном раунде Лилль сделал выбор в пользу бывшего министра-социалиста Эммануэля Макрона, но именно Ле Пен, а не Меланшон, победили в первом раунде в регионе в целом и в департаменте Нор, где расположен Лилль. Макрон стал третьим и там, и там.

В помещении на первом этаже в этом микрорайоне волонтерский центр социального обеспечения Perspectives предлагает помощь с выполнением домашних заданий, поиском работы и общей административной документацией. На столе напротив окна — ряд ноутбуков. Недавно выписанный пациент психиатрической больницы в растянутых спортивных штанах зашел сюда просто так, в туалет. Первоначальный замысел, по словам директора Центра Фатихи Мифак, состоял в том, чтобы забрать сюда молодежь с улицы. Единственное местное кафе здесь — mcdonald's возле автотрассы. Но центру Perspectives все равно нелегко направлять местных молодых людей на поиски работы или учебы.

По словам консультантов центра, работодатели с подозрением относятся к соискателям с адресом в этом районе. Место для обучения или стажировки найти очень трудно. Также, объясняют они, кандидатам на работу нужна помощь во всем, что касается дресс-кода, выбора причесок и того, что один из консультантов деликатно называет личной гигиеной. Некоторые представители старшего поколения района, особенно женщины, никогда и не бывали в центре Лилля. "Мы стараемся хоть как-то помочь", - объясняет Фатиха Мифак.

В EuraTechnologies Рауте Шехи рассуждает, как уменьшить разрыв между теми, кому цифровые технологии открывают целый мир, и теми, чьи горизонты ограничены многоэтажками депрессивного микрорайона. Его отец был шахтером из Алжира, который в 1950-х годах переехал во Францию. Когда родители Шехи ступили на французскую землю, они не умели ни читать, ни писать. По его мнению, использовать технологии как инструмент можно также для обучения и приобретения навыков, а не только ради поисков финансирования проектов, презентаций для инвесторов и коммуникации с Кремниевой долиной.
Напротив бывшей лилльской хлопкопрядильной фабрики, превращенной в техноцентр, строится образовательный городок под названием Weno. После открытия в 2020-м там будут предлагать курсы программирования и разработки программного обеспечения для всех возрастных групп и уровней. Еще в нем будут исследовательские центры высоких технологий. Как все бывшие промышленные города, Лилль имеет традиционно высококвалифицированный рабочий класс. Но переучивать и убеждать людей, что они тоже могут стать частью этого технологического мира, совсем нелегко. "Цифровые технологии должны открывать возможности для всех, - считает Шехи. — Мы не хотим помогать углублять разлом между двумя Франциями, но и не можем решить проблемы всех людей, которые живут здесь».


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки