В ЕС опасаются стран торгующих паспортами

Торговля гражданством — большой, впрочем, неоднозначный бизнес: он дает легкие деньги, но еще и привлекает преступников, пишет издание The Economist.

«Я купил остров», — такой простой ответ дает бывший премьер-министр Таиланда Таксин Чинават на вопрос, как он стал гражданином Черногории. Свергнутый в результате переворота 2006 года, Таксин остался без таиландского паспорта. Поэтому возникла потребность приобрести новый. В определенный момент казалось, что он их коллекционирует. Говорили, их было шесть. Срок действия никарагского только что закончился.

Если дом, по словам американского поэта Роберта Фроста, — это то место, где вас обязаны принять, когда вы туда возвращаетесь, то Таксин и еще много других увидели, что того дома, который достался им от рождения, просто не достаточно. Поэтому растет количество инвестиционных мигрантов. Тысячи паспортов покупаются и продаются каждый год, и почти всегда богатыми и для богатых. Количество коммерчески приобретенных разрешений на проживание достигло сотен тысяч. Целая новая индустрия CRBI (англ. citizenship and residence by investment, гражданство и право на жительство через инвестиции), созданная советниками, юристами, банкирами, бухгалтерами и риелторами, днем и ночью консультирует состоятельных инвесторов. Тем, которым мозолят ограничение несчастного единого гражданства. Они ищут возможности приобрести гражданство другой страны или по крайней мере долгосрочную визу с правом на проживание.

Однако над этой индустрией собираются тучи. Ее подозревают в коммерциализации и попрании прав и привилегий, которые патриоты считают священными, а также в содействии мошенникам и террористам. Это очень деликатный вопрос, в частности для Европейского Союза. Он затрагивает одну из «самый национальных» компетенций (кто проживает в стране и имеет ее паспорт), но одновременно создает последствия для всего ЕС. Паспорт страны — члена Евросоюза является также и паспортом ЕС; шенгенская виза дает доступ к 22 государствам, в составе Европейского Союза, плюс еще в четырех других.

Чтобы удовлетворить спрос на долгосрочные визы и паспорта, все больше стран выставляют напоказ свои прелести. Около сотни предлагают программу «проживание в обмен на инвестиции». Почти полтора десятка — гражданство, в том числе пять островных государств Карибского бассейна, Вануату, Иордания и страны ЕС Австрия, Кипр и Мальта. Новыми участниками этого рынка стали Молдова, подписав в июле контракт с консорциумом, который будет разрабатывать для нее схему предоставления гражданства за инвестиции, и Черногория, того самого месяца объявила об открытии в октябре собственной официальной программы. Современный бизнес предпочитает не вспоминать первопроходца в этой сфере — Королевство Тонга в южной части Тихого океана, которое 1983 года начало продажу паспортов за несколько тысяч долларов, не задавая слишком много вопросов. Сегодняшний бизнес CRBI ведет свое начало от принятого в крохотном государстве Сент-Китс и Невис 1984-го закона, который предлагал гражданство иностранцам в обмен на «значительную» инвестицию. Сейчас страна имеет около 50 тыс. населения. Владельцами паспортов есть еще около 25 тыс. лиц, проживающих за границей.

Еще важнее значение для масштабов этой индустрии имело введение Канадой программы «проживание в обмен на инвестиции» 1986 года. Она стала магнитом для гонконговцев, которые со страхом ждали будущего перехода под юрисдикцию Китая в 1997-м. На федеральном уровне эта схема перестала действовать в Канаде в 2014 году, но на уровне провинций она дальше работает в Квебеке. Сейчас континентальный Китай остается главным рынком для большинства таких схем.

За Канадой последовали и другие страны, в частности США (1990-й), что ввели визы EB-5, для получения которых нужно инвестировать по крайней мере $1 млн или хотя бы $500 тыс., если это вложения в определенную сферу с высоким уровнем безработицы. Общий масштаб бизнеса CRBI неизвестный. По оценкам Совета по инвестиционной миграции (лоббистской группы Investment Migration Council, IMC), новое гражданство приобретают 5 тыс. человек в год, вкладывая при этом около $3 млрд. Гораздо более высокие цифры фигурируют в бизнесе по продаже видов на жительство. Только в самих Соединенных Штатах, например, выдают около 10 тыс. виз EB-5 каждый год. По словам представителей консалтинговой фирмы в области CRBI Henley & Partners, которая предоставляет услуги как государственным органам (в частности, Мальты и Молдовы), так и мигрантам, она поспособствовала привлечению прямых иностранных инвестиций на сумму более $7 млрд.

Компании — участницы ежегодной конференции Совета по инвестиционной миграции, которая состоялась в июне в Женеве, говорили про интенсивный спрос на свои услуги. Но из двух самых популярных направлений один (канадская федеральная программа) закрылся, а другой (схема получения американской визы EB-5) имеет очередь для претендентов из Китая на 18 лет вперед. Растет спрос из таких стран, как Бразилия, Индия, Россия и Вьетнам. Чэд Ричард Элсворт, партнер нью-йоркской фирмы Fragomen, которая специализируется на предоставлении иммиграционных услуг, считает, что инвестиционно-миграционный направление набирает популярность благодаря политике ограничений, которая предопределяет другие способы выехать на постоянное жительство за границу, как получение убежища или рабочей визы.

Однако эти ограничения также влияют на восприятие инвестиционной миграции. Тогда как иммиграция вызывает неоднозначную реакцию, идея приобретения прав на жительство и даже гражданства за деньги кажется многим отвратительным. Количество таких иммигрантов — мелочь по сравнению с общими миграционными потоками. В 2016-м, например, гражданство ЕС получили 863 тыс. из-за пределов Европейского Союза. Каждый год США натурализуют от 700 тыс. до 750 тыс. лиц. Но инвестиционные мигранты олицетворяют свободы, доступные тем, кто выигрывает от глобализации. Поэтому они стали очевидной мишенью негативной реакции на нее: люди, которых премьер Британии Тереза Мэй назвала как-то «безродными космополитами».

Купить паспорт на этот год

Тот факт, что среди ловкачей, которые обходят очередь на получение паспорта, случаются мошенники, отнюдь не добавляет популярности этому бизнесу. «Предоставление возможности приобретения разрешений на проживание мошенникам и преступникам — позор», — возмущался в июне автор колонки в лондонской The Times. Сегодня нигде нет такого поблажек, как некогда в Тонга, но трудно избавиться от сомнений, что это бизнес, где деньги помогают ловким дельцам обходить закон. Малайзийский финансист Лоу Таек Джо (известный как Джо Лоу), которого разыскивают в связи с хищением из национального инвестиционного фонда Малайзии 1MDB, стал гражданином Сент-Киттса. Индийский миллиардер Мегул Чокси (разыскивается в связи с махинациями на $2 млрд в Пенджабскому национальном банке) в январе переехал на островное государство Антигуа и Барбуда, гражданином которого он имеет честь быть с прошлого года.

Схемы стран — членов ЕС тоже вызывают вопросы. В 2014 году Европейский парламент принял резолюцию (необязательную к исполнению) о том, что гражданства ЕС не должно иметь «ценника». Наибольшее внимание привлекает схема, которая действует на Мальте. Гибель журналистки Дафне Каруаны Галисии (в прошлом году ее автомобиль был взорван) привлекла внимание к многочисленным заявлениям, которые она делала о коррупции во власти. В материалах дел, открытых против нее на момент гибели (в частности, 47 исков за клевету), было и письмо от юристов компании Henley & Partners — архитектора программы приобретения гражданства.

И Европейский Союз, и клуб богатых стран ОЭСР смотрят на схемы CRBI косо. До конца этого года исполнительный институт ЕС Европейская комиссия опубликует отчет по всем схемам, которые предлагают страны-члены. В этой индустрии стали бояться худшего. Еврокомиссар ЕС по правосудию Вера Юрова заявила немецкому ежедневному изданию Die Welt, что Еврокомиссия «крайне обеспокоена». «Нам в ЕС не нужны троянские кони», — сказала она.

Евросоюз также не одобряет действия других государств, которые используют безвизовый доступ в него как стимул для инвестиционных мигрантов. Он пока еще не наказал ни одну страну самой очевидной санкцией: лишением безвизового режима, как сделала это Канада с Сент-Киттсом, Антигуа и Барбудой и другими. Но ЕС вводит требования получения электронного разрешения на въезд даже для тех иностранцев, которым визы не нужны.

Между тем в ОЭСР беспокоятся, что эти схемы могут использоваться как лазейки в обход борьбы с налоговыми махинациями и отмыванием денег. Например, там утверждают: чтобы избежать уплаты налогов, мошенник может обойти правила представления информации, приняв гражданство (или достать разрешение на постоянное жительство) другой страны и открыв банковский счет в третьей, отметив местом налогового резидентства ту вторую страну, не упоминая при этом государство, официальным гражданином которой он является. В начале этого года в ОЭСР провели публичные консультации на тему противодействия схемам CRBI.

В неформальных разговорах на ежегодном форуме Совета по инвестиционной миграции президент Henley & Partners Кристиан Келин вполне резонно утверждал, что эта индустрия считает регулирования и неизбежным, и очень желанным. Действительно, сам форум, похоже, проводился с целью поддержания респектабельного и даже добропорядочного имиджа.

В пользу этого есть троякий аргумент. Во-первых, экономические выгоды стран, которые ввели программы CRBI. По словам пиар-директора Henley & Partners Пэдди Блуера, такие программы — настоящая находка для маленьких стран с ограниченными индустриальными возможностями, которые хотели бы дать дополнительный импульс своей экономике. Они не только привлекают инвестиции, но и привлекают богатых людей, которые вполне могут вкладывать еще больше и в общем смысле перевести страну в разряд состоятельных.

Часто вспоминают пример Доминиканы, опустошенной во второй половине 2017 года ураганом «Мария» после того, как остров еще не восстановился от разрушений, нанесенного тропическим штормом «Эрика» за два года до того. МВФ оценивает доходы от CRBI на уровне 10% ВВП и 16% доходов государственной казны. Без них восстановить хозяйство было бы еще труднее. Другая общепризнанная история успеха — Мальта, где индустрия инвестиционной миграции стала одной из причин солидных экономических показателей в последнее время. Разработанная компанией Henley для этой страны схема ближе всего подходит к простой модели «паспорт на продажу» и требует единовременного безвозвратного «взноса» объемом €650 тыс. ($765 тыс.).

Обязательные инвестиции - несколько ненадежный способ привлечения средств, ведь их, в конце концов, можно забрать обратно. И даже Таксин Чинават, например, говорит, что не имеет времени на развитие своего черногорского острова. Но схемы чистой продаже политически неприемлемы, даже на Мальте, где добавили еще и другие требования: например, покупать или арендовать недвижимость и инвестировать €150 тыс. в надежные акции или облигации. По словам Келина, эксперты Henley & Partners толк, кроме всего прочего, на точном определении необходимых сумм: «Если установить завышенную цену, к вам будут ехать только олигархи с сомнительной репутацией» (как Кипр, Мальта привлекает россиян).

Во-вторых, польза для самих мигрантов, которых генеральный директор Совета по инвестиционной миграции Брюно Лекиер называет теми, кому не повезло в паспортной лотереи жизни. Много клиентов CRBI просто хотят получить возможность беспрепятственно путешествовать, которую гарантируют некоторые паспорта. Из тех, которые действительно уезжают в другую страну, многие кто имеет законные основания хотеть жить где-нибудь: например, страх перед политическим преследованием или простое желание дать детям образование в лучших учебных заведениях за рубежом. Оба эти мотивы очень распространены на крупнейшем рынке таких услуг — китайском. Индустрия позиционирует себя защитницей либеральных ценностей и глобализации тогда, когда они оказываются под угрозой.

И в-третьих, те, кто стремится получить паспорта или право на проживание с не очень чистых побуждений: чтобы уклоняться от уплаты налогов, прятаться от полиции, отмывать грязные деньги или, в худшем случае, заниматься террористической деятельностью. Чтобы развеять представления, будто страны ищут именно таких клиентов, главной темой на женевском форуме стало то, как выявлять и отбраковывать этих претендентов. Делегаты вели речь о независимой экспертизе (due diligence), знание клиентской базы и другие средства сдерживания.

Директор мальтийской программы Джонатан Кардона говорит, что у них за четыре года одобрили предоставление паспортов в 900 случаях, но отказали 22% соискателей в основном из-за «отсутствия прозрачности» в вопросе происхождения их состояний. Это высокий процент, а следовательно, либо к претендентам выдвигают серьезные критерии, либо среди них много сомнительных персонажей, либо и то, и другое вместе.

Конечно, не в интересах этой индустрии быть соучастницей незаконной деятельности. Поэтому вряд ли есть основания сомневаться в ответственном отношении к процедурам независимой экспертизы ее респектабельных представителей — до определенной степени. Лишь около половины стран мира позволяют двойное гражданство. Китай к таким не относится, а еще он имеет строгие правила контроля за обменом валют. Вряд ли все китайские инвестиционные мигранты сообщили властям о своих планах или получили разрешение на вывоз валюты.

Поэтому независимая экспертиза, похоже, распространяется на правила, определенные лишь некоторыми странами. Если (и когда) появятся еще другие правила, эту разницу установить трудно. Но чем больше стран запрыгнет в последний вагон CRBI, тем ожесточеннее будет конкуренция. Например, Молдова заявляет, что один из ее консультантов, вероятно, постарается завоевать клиентов уменьшением суммы инвестиций и ускорением обработки заявок. Проблема отсеивания нежелательных клиентов только будет обостряться.

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки