Северная Ирландия после Brexit: тревоги пограничья

Британские избиратели забыли, что мирное соглашение с Северной Ирландией основывается, в частности, на членстве обеих сторон в ЕС, отмечает издание The Economist в своей статье.

Пересекая границу с Северной Ирландией к себе домой на юг, юный Габриэль Д'Арси всегда потел. Но это все потому, что на нем всегда было слишком много одежды. В 1960-х семья Д'Арси регулярно ездила на Север скупаться дешевой одеждой. По дороге обратно дети натягивали на себя все купленное и ютились, словно капуста, на заднем сидении, а ирландские таможенники с улыбками делали вид, что ищут в машине контрабанду. Сейчас Д'Арси (генеральный директор ирландской молочной компании LacPatrick со сложной системой цепочек поставок по обе стороны границы) боится, что после Brexit снова вернутся те опасности, с которыми ирландцы уже успели попрощаться. Все, в чем твердо убеждены сторонники Brexit, не вписывается в неоднозначную ситуацию Северной Ирландии. Поговорите с любым ирландским чиновником, и сразу услышите, что правительство Ее Величества это совсем не продумало. После почти полуторагодичного жевания жвачки стало понятно, что нельзя примирить желание Британии вырвать эту провинцию с единого рынка ЕС и его таможенного союза и установить прозрачный границу с республикой, более 300 пропускных пунктов которые пересекает 110 млн человек ежегодно.

Эта проблема не терпит промедления. Британия планировала отложить решение вопроса с границей до начала торговых переговоров с ЕС, согласие на которые она надеется получить на саммите в следующем месяце. Зато премьер-министр Ирландии Лео Варадкар и его острый на язык министр иностранных дел Саймон Ковени пригрозили заветировать это, если Британия не сможет предложить «индивидуальные решения» о том, как можно обойтись без настоящей границы. Ирландский вопрос неожиданно стал самой большой преградой в переговорах по Brexit. Еще больше усложняет ситуацию то, что правительство Терезы Мэй в Лондоне поддерживают североирландские юнионисты, которые не хотят слышать ни про какие шаги, которые могут ослабить связи с «большой землей». В самой Северной Ирландии продолжается кризис: с января там нет правительства.

Членство Ирландии в ЕС, куда она вошла вместе с Британией в 1973 году, помогло диверсифицировать экономику и оторваться от большой соседки, особенно после введения в 1993-м единого рынка. Впоследствии оно также позволило улучшить англо-ирландские отношения. Brexit это угроза не только процветанию Ирландии. Он также разводит обе страны, которые переживали золотой век добрососедства, по противоположным концам стола на переговорах и подставляет их под прицел желтой прессы (британский таблоид The Sun посоветовал ирландскому премьеру «сомкнуть рот и вести себя по-взрослому»). Но членство Ирландии в ЕС дает ей по крайней мере лучшие позиции (в дипломатии и экономике), чтобы переждать непогоду.

Северную Ирландию, все приграничные регионы которой проголосовали за сохранение членства в ЕС, беспокоят худшие проблемы. Хотя Соглашение Страстной пятницы от 1998 года, которое помогло положить конец десятилетиям противостояния, и не смогло уменьшить раскол в обществе, через который разгоралось насилие, оно по крайней мере успокоило деликатные вопросы собственной идентичности. По условиям соглашения, северные ирландцы могут иметь гражданство Великобритании, Ирландии или обеих стран. Эта провинция имеет статус, отличный от других частей Соединенного Королевства, и выступают гарантами его как Британия, так и Ирландия. Специальные органы решают общие вопросы, начиная от продовольственной безопасности и заканчивая водными путями сообщения.

Заложенный в соглашении «принцип консенсуса» оставляет республиканцам севера возможность воссоединения с Ирландией, в случае если они получат поддержку большинства. По словам Ковени, свободная торговля без контрольно-пропускных пунктов стала «великим целителем» для приграничных регионов. Сейчас муниципалитеты Дерри-Страбейн (на севере) и Донегол (по другую сторону границы) используют общее регуляторное пространство Евросоюза и предлагают себя инвесторам как единую экономическую единицу «Северо-западный регион Ирландии».

Brexit разрушает это все, и экономические последствия будут особенно тяжелыми для до сих пор проблемного севера. Джон Брутон, который в 1990-х годах на посту премьер-министра Ирландии приложился к созданию условий для мирного урегулирования, называет «показательным» то, что Париж, Берлин и Рим серьезнее относятся к Соглашению Страстной пятницы, чем Лондон. О возобновлении полномасштабного противостояния речь не идет. Но общественный лидер из североирландского пограничного города Лондондерри Джим Родди говорит, что за последний год значительно возросла активность вооруженных формирований и организованных преступных группировок. Он боится, что после Brexit ситуация может ухудшиться.

Неприятный выбор

Если Brexit трагедия для Ирландии, то он по крайней мере дал ее политикам шанс проявить себя. Ни одно европейское правительство не приготовилось лучше. Ирландские дипломаты быстро убедили своих европейских коллег смотреть на пограничный вопрос как на приоритет в переговорах по Brexit и с тех пор не отступают. Сейчас, когда Варадкар ищет случая воспользоваться этим рычагом, ему следует действовать осмотрительно и не переусердствовать, чтобы не получить Brexit без каких-либо условий (что было бы катастрофическим для Ирландии), а также не испытывать терпение тех государств ЕС, которые вопрос границы не считают жизненно важным.

Устав от штампов, которыми их кормят британские политики, ирландцы продвигают собственные идеи. Они хотят письменных гарантий от Мэй, которые так или иначе оставят Север в пределах регуляторной и таможенной системы ЕС, что уменьшит потребность проверок на границе. Ирландские и европейские политики изучают уже имеющиеся примеры сотрудничества в масштабах целого острова (например, в электроэнергетике) как возможные модели. Кое-кто ставит за образец Гонконг или Макао, у которых есть независимая от Китая торговая политика. ЕС готов к сотрудничеству: на этой неделе Мишель Барнье, представитель ЕС в переговорах о Brexit, заявил, что Северной Ирландии требуется «особое решение» и что Британия должна быстро предоставить свои предложения.

Британцы-юнионисты воспринимают это как иностранное вмешательство, которое и побудило их прежде всего к выходу из ЕС. Такое опасение имеет смысл: ирландцы открещиваются от любых посягательств на Север, но всякий план привязать его к республике непременно будет означать отдаление от королевства. Однако эта дилемма освещает суть проблемы. Британцы помогли похоронить призраков прошлого, освободив северных ирландцев от необходимости делать четкий выбор «или или» между Британией и Ирландией. Проголосовав за выход из ЕС, они уничтожили эту конструктивную неопределенность. Некоторые вопросы лучше оставлять без ответа. Но Brexit делает это невозможным.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки