В корпоративной Европе бушует оптимизм

Какие изменения могут принести одни-единственные выборы! «То, как остальной мир смотрит на Европу, изменилось за считанные месяцы», — говорит Жерар Местралле, председатель двух крупных французских энергетических компаний Engie и SUEZ, а еще член совета директоров в немецкой Siemens — крупнейшей машиностроительной компании региона, пишет The Economist.

Приход к власти нового, настроенного на реформы президента Эммануэля Макрона во Франции и победа его партии на выборах способствует тому, что настроение меняется с хмурого на радостное.

Местралле озвучивает мысли многих руководителей бизнеса, когда говорит про «реальную надежду и энтузиазм», а еще надежду, что новый президент уже через несколько месяцев «разблокирует» вторую по величине экономику еврозоны. Макрон начнет размораживать активность бизнеса, говорит Местралле, с реформы жесткого законодательства о рынке труда (и предполагает упрощение условий найма на работу и увольнения работников), а также по снижению налогов (корпоративного с 34,4% до 25%). Ожидаются также меры по стимулированию предпринимательства и молодых технологических компаний. Все это может звучать слишком оптимистично, но Местралле просто суммирует радостное настроение, которое распространяется по Европе.

Правда, оптимизм в бизнесе во Франции и кое-где начал проявляться еще до триумфа Макрона. Постепенное появление жизнеутверждающего духа питалось улучшением европейской экономики (благодаря удешевлению нефти), благоприятной кредитно-денежной политикой и дешевизной евро. Производители уже меньше боятся, что президент США Дональд Трамп начнет удушливую для торговли конфронтацию с Китаем, поэтому экспорт процветает.

Немецкие компании давно в выигрыше от стабильной экономики дома и собственной экспортной мощности. Но теперь подобный попутный ветер дует в паруса большей части европейских компаний: 19 экономик еврозоны совокупно демонстрировали рост на уровне 2,3% годовых в первом квартале 2017 года. Это почти вдвое выше, чем в США. По данным опросов, производители в Испании и Португалии настроены наиболее оптимистично за последние несколько лет. Огромный испанский производитель одежды для масс-маркета Inditex, который сбывает свой товар преимущественно в Европе, отчитался 14 июня о буме продаж и прибыли за первый квартал года.

Уверенность бизнеса укрепляет и вероятность переизбрания Ангелы Меркель на пост канцлера осенью. Она сигнализирует, что присоединится к Макрону в деле проведения реформ на европейском уровне, направленных на стимулирование роста. Их давно обещают и не выполняют. Но они могут предусматривать ускорение в деле создания единого цифрового рынка и стимулы для трансграничного слияния компаний и появления промышленных и других компаний-чемпионов. В Париже говорят о том, что следом могут начаться аналогичные трансграничные слияния банков — раньше это тормозили националистически настроенные политики, по меньшей мере во Франции.

Эпоха возрождения

Ксавье Ньэль, основатель крупной французской телекоммуникационной группы Iliad, которая собирается в этом или следующем году расширять бизнес и на Италию, говорит, что более глубокая интеграция необходима, если европейские компании хотят адекватно расти (недавний опрос среди руководителей европейского бизнеса показало, что 60% хотят «больше Европы»). Ньэль считает, что Франция предстанет в роли оживленного центра для технологического бизнеса: вскоре в Париже открывается огромный инкубатор для стартапов Station F, построенный за его средства. Но для того, чтобы такие компании росли так же стремительно, как и американские, говорит он, Европа должна «унифицировать все фискальные правила и нормы» в пределах действительно единого рынка.

В немецком аналитическом центре Ifo говорят о «эйфорию» в стране после лет сдержанного экономического роста. Индекс делового климата там достиг пика, невиданного с 1991 года, когда Германия объединилась. В Ассоциации немецких торгово-промышленных палат говорят, что 25 тыс. ее членов отчитываются о «более чем когда-либо ранее» оптимистические ожидания.

Особенно на устойчивый восходящий вектор надеются производители капитальных товаров. Яркий пример оптимизма здесь — гамбургская компания Jungheinrich, которая является одним из крупнейших в Европе производителей автовантажного и другого оборудования и работодателем для 15 тыс. лиц. Ее чистые продажи в первом квартале подскочили на 19% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Частично это из-за того, что ее оборудование покупают другие компании в Европе. Финдиректор фирмы Фолькер Гюс описывает «устойчивое оживление бизнеса»: от пищевой и автопромышленности в розничных секторов. Jungheinrich инвестирует в этом году на 13% больше в производство, чтобы удовлетворить высокий спрос.

Такую динамику подогревает и засилье слияний и поглощений даже несмотря на то, что за Атлантическим океаном они затормозили. Один из ее показателей (учитывает количество объявленных сделок с американскими и европейскими компаниями за первые пять месяцев года) указывает на $172 млрд общей стоимости сделок слияний и поглощений, что на 80% больше, чем в аналогичном периоде 2016 года. Bloomberg подсчитывает все такие соглашения с европейскими компаниями за первый квартал этого года больше на 34%, чем в предыдущем.

«Это чувствуется. Висит в воздухе, настоящая радость», — говорит про деловую лихорадку после победы Макрона Форрест Алон, американский юрист, работающий в Париже и который специализируется на слияниях. Среди заметных таких сделок — попытка объединения итальянского и испанского операторов платных дорог (если состоится, то это будет крупнейшим поглощением десятилетия в Испании) и согласованное слияние американской Praxair и немецкой Linde в газовой сфере на $70 млрд.

Некоторые из этих транзакций отражают слабость и сравнительную дешевизну европейских компаний не меньше, чем возвращение оптимизма. Те за последнее десятилетие отстали от своих глобальных конкурентов, поэтому какие-то из них стали уязвимыми перед хищниками из корпоративного мира. В 2007 году 14 из сотни крупнейших (по рыночной капитализации) листинговых компаний были европейскими. Сегодня — только 7. Одной из серьезных причин такого скатывания вниз является фрагментация рынка, которая беспокоит Ньэля.

Впрочем, покупателей также привлекают компании, которые предлагают перспективу увеличения доходов, и смахивает на то, что именно европейские будут наращивать поступления в результате активизации их экономик. В Испании через возрождение автопроизводства SEAT (дочерняя компания Volkswagen) вернулась к прибыльности впервые за последнее десятилетие. Португальские экспортеры и турфирмы отчитываются о стремительном росте. Во Франции компании ВПК надеются, что разговоры об увеличении оборонных бюджетов в Европе в ответ на неуверенность в поддержке НАТО со стороны США обернутся новыми заказами для них.

Производители оживились даже в Италии, что экономически отстает. Альберто Бомбасси, который представляет производителя тормозных систем Brembo, говорит, что его компания чувствует себя хорошо благодаря росту продаж авто в его стране и стремительному росту экспорта. Если еще и будет меньше везти популистам из «Движения 5 звезд», а бывший премьер-центрист Маттео Ренци вернет свои позиции, это может обернуться в Италии более благоприятным для бизнеса политическим климатом (хотя раньше подобные чаяния неоднократно разбивались).

Но настоящая проверка будет заключаться в том, решатся ли компании трансформировать свой оптимизм в увеличение инвестиций. Те необходимые для, например, оцифровки бизнеса (здесь бизнес из континентальной Европы отстает). Недавнее исследование 2 тыс. европейских компаний от консалтинговой фирмы McKinsey выявило, что они до сих пор держат деньги под матрасом на случай будущего спада. Их совокупные корпоративные сбережения оценены в сумму около €2 трлн. Пока инвестиции только вернулись в абсолютных уровней, наблюдавшихся перед финансовым кризисом 2007-2008 годов, а в относительном выражении остаются низкими.

Это результат жестких условий кредитования, и страха, что до сих пор актуален. В среднем респонденты планируют совокупно увеличить инвестиции на 6.9% за следующие три года. Это вряд ли можно назвать бумом. Но McKinsey получили ответы еще до того, как к власти пришли Макрон во Франции и другие центристы в Австрии, Нидерландах. Реформы от этих политических лидеров пока не являются свершившимся фактом. Но если руководители европейского бизнеса верят в перспективу изменений, доказать это просто: снова начать тратить деньги.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки