Реформаторские силы в Украине создают две партии

Запрос на новые лица в украинской политике, кажется, никогда не угасает. Как только приближаются очередные или досрочные выборы, вдруг начинают появляться проекты, которые предлагают обществу голосовать за «свежую кровь» или какое-то условное «озимое поколение» – молодых, энергичных, успешных, профессиональных людей, не связанных со старой системой.

Однако далеко не всегда они приобретают желаемую поддержку электората, который, хоть и постоянно стремится к обновлению, преимущественно голосует за проверенные партии, потому что от них хоть знаешь, чего ждать, пишет издание Захид.нет в статье "Битва либералов".

Впрочем отечественная политическая система не настолько укреплена, чтобы новички не имели в ней никаких шансов. Совсем нет. Ведь в течение 2012-2014 гг. в Верховную Раду проходили УДАР, «Свобода» и «Самопомощь», становясь своеобразными сенсациями парламентских гонок. Другой вопрос, что они не всегда оправдывали связанные с ними ожидания избирателей, которые, разочаровавшись в одних политиках и проектах, начинали искать следующую альтернативу, очаровываясь новыми персоналиями, лозунгами и трендами.

В водовороте выборочной борьбы

Одним из популярных трендов в постмайданной Украине стала деолигархизация и борьба с коррупцией. На этом начали строить капитал новые лица отечественной политики. Безусловно, самым известным из них стал экс-президент Грузии Михеил Саакашвили, которого Петр Порошенко весной 2015 г. назначил председателем Одесской облгосадминистрации. Яркий, харизматичный, успешный политик с мировой славой реформатора должен был бы предоставить Одесской области новый импульс развития. Для этого он получил невиданный карт-бланш от центральной власти, которая согласилась на его креатуры в областной полиции, прокуратуре и таможне.

В начале своей работы в ОГА Саакашвили демонстрировал фонтанирующую активность: общался на улицах с одесситами, демократично ездил в маршрутках в отдаленные районы области, сносил олигархические заборы к черноморским пляжам. Людям это нравилось («наконец кто-то начал порядок наводить»). Порой создавалось впечатление, что в городе все проблемы решает губернатор, а мэр как бы и нет. Новоназначенный председатель ОГА настолько поверил в собственную популярность, что выдвинул на пост городского головы своего советника Сашу Боровика, чуть ли не единственной заслугой которого было то, что он – «кандидат от Саакашвили». Но, опираясь исключительно на это, победу одержать Саше не удалось.

Масштаб фигуры, амбиции и медийная активность грузинского экс-президента указывали на то, что в пределах Одессы и Одесской области Саакашвили тесновато. Он постоянно принимал участие в ток-шоу общенациональных каналов, давал интервью, выступал на отечественных и зарубежных форумах, срывая аплодисменты аудитории, особенно украинской, которая начала видеть в нем новую надежду. За формально несуществующий «блок Саакашвили» весной 2016 г. готовы были проголосовать 12% избирателей. На фоне общественного недовольства правительством Арсения Яценюка на сайте президента Украины была зарегистрирована петиция о назначении Саакашвили премьер-министром. Его кандидатуру, говорят обозреватели, действительно рассматривали во властных кабинетах.

Это был бы эффектный шаг президента – сделать ставку на Михо, который бы наконец запустил давно обещанные Порошенко решительные и неотложные реформы, но тогда и контролировать его Банковой было бы гораздо сложнее. Да и политическая арифметика не была на его стороне: глава Одесской области не имел бы достаточной поддержки фракций коалиции, даже в «БПП», а парламентская опора в нынешней модели власти имеет большое значение.

От идеи премьерства Саакашвили отказались, зато он прекрасно себя нашел в нише полуоппозиционности. Де-факто находясь в вертикали исполнительной власти, председатель Одесской ОГА развернул безумно активную кампанию против своего непосредственного шефа Яценюка. На этой волне Саакашвили начал проводить антикоррупционные форумы по Украине, создал и возглавил общественное «Движение за очищение», которое нещадно критиковало «премьера-взяточника» и его политически-бизнес окружение, добившись при этом от Николая Мартыненко сложении депутатского мандата. В то же время он в упор не замечал злоупотреблений деятелей, приближенных к Порошенко. Он мог долго и горячо говорить о махинации Мартыненко, Авакова и регионала Хомутынника, однако не был таким же бескомпромиссным и последовательным относительно «смотрящих» в президентской фракции Кононенко, Грановского и Березенка.

Рецидивы старых болезней

Всеукраинские гастроли «Движения за очищение», создание внутри «БПП» Антикоррупционной платформы (такой себе внутренней оппозиции), постоянные консультации команды Саакашвили с активистами неправительственных организаций и внепарламентских партий – все это свидетельствовало о том, что на их базе вскоре может появиться новая политическая сила либерального толка. Запрос на нее действительно существует, потому что после Майдана практически не произошло политического обновления и идеологического структурирования. «УДАР», объединившись с «Солидарностью», фактически растворился в «БПП», от «Батькивщины» выделился «Народный фронт», еще раньше это сделали радикалы Ляшко, а преступная Партия регионов оделась в одежды «Оппозиционного блока».

Из новых сил в Верховную Раду VIII созыва попала разве «Самопомощь», которая во время парламентской кампании-2014 позиционировала себя как прогрессивную, либеральную партию среднего класса, но которая также опирается на поддержку консервативного электората на Галичине. Поход на выборы «Гражданской позиции» (совместно с «Демократическим Альянсом») и «Силой людей» не увенчались успехом, хотя они всячески пытались доказать свою инаковость и новизну. Отдельные персоналии из общественного актива, однако, вошли в парламент и даже сформировали там межфракционное объединение «Еврооптимисты».

Вскоре разговоры о том, что на фундаменте «Движения за очищение» таки появится новая партия, подтвердил Саша Боровик. «Скоро у нас будет политическая программа, по сути, предвыборная. Это будет правоцентристская, фискально-консервативная и социально-либеральная программа. Мы хотим построить демократическую, европейскую партийную организацию, в которой лидеры выбирались бы демократическим путем», – сказал он в интервью газете «Сегодня».

Но его слова практически сразу взялся опровергать Саакашвили. Мол, никаких вопросов о создании партии он с Боровиком не обсуждал и ни одну партию сейчас не планируют формировать. Ключевое слово здесь – «сейчас», потому что сказаны они были в марте 2016 г., а уже в конце июня в информационных лентах один за другим начали появляться сообщения о том, что в Украине создается новая либеральная партия – и не одна, а сразу две, хотя и с того самого антикоррупционного гнезда. Их названия пока общественности неизвестны.

Первая группируется вокруг Саакашвили, Давида Сакварелидзе, Виталия Каська и Виктора Чумака. Вторая – вокруг мятежных депутатов «БПП» Сергея Лещенко, Светланы Залищук и Мустафы Найема, которые критикуют своих нечистоплотных коллег, но из фракции не выходят и мандат не сдают. Еще чего? Пусть Кононенко и ему подобные уходят. Примерно так реагируют на упреки еврооптимистические антикоррупционеры.

Порядок дня, который предлагают обе силы, практически ничем не отличается: беспощадная борьба с коррупцией, уничтожение олигархическо-клептократической модели государства, максимальная свобода в экономике, обеспечение и защита прав человека. Персональный состав партий также почти идентичен: преимущественно молодые политики и общественные активисты, эксперты, бывшие журналисты и прокуроры, которым через сопротивление старой системы не удалось довести до конца громкие дела против жуликоватых топ-чиновников. Конечно, оба либеральные проекта будут иметь принципиально новое мировоззрение, будут опираться на малый и средний бизнес, их финансирование будет прозрачным и подотчетным (правда, за программными скобками осталось в широком смысле национальный вопрос, которым в условиях государственности - и нации не стоит пренебрегать).

В целом риторика чрезвычайно привлекательна для активной молодежи, предпринимателей и креативного класса, которые, наконец, получат возможность выбирать приемлемую для них политическую силу и не будут голосовать за очередное «меньшее зло». Но зачем тогда создавать две тождественные либеральные партии, и делать это сверху, а не снизу? Неужели это действительно даст мощный кумулятивный эффект, а не рассеет и деморализует либерально-демократический электорат?

Как метко заметил журналист Валерий Калныш, «уверенность в собственной уникальности в конечном итоге приведет к тому, что ни одна, ни другая партия не будут успешны. Ну, это примерно так, как Тимошенко и Кличко решили [на внеочередных выборах Киевского городского головы и депутатов Киевсовета 2008 г.] завалить Черновецкого, но в итоге проиграли ему».

Видимо, снова взяли верх личные амбиции людей, которые декларируют свое кардинальное отличие от «папередников», но на практике повторяют их ошибки. Похоже, болезнь политического микрогетьманства не обошла и новое поколение политиков. Когда она уже похоронила украинскую национал-демократию. Будет жаль, если такая участь постигнет и демократию либеральную.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Новости мира
Новости Европы
Новости ЕС
Совет Европы
Практика ЕСПЧ
ОБСЕ
Права человека
Новости Украины
Евроинтеграция Украины
Реформы Украины